Spdst.ru

Строительный журнал
6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему меня называют кирпич

Репортаж с кирпичом на заводе

Не раз слышали мы от уважаемых архитекторов: «Ну да, наверное, и наши кирпичные производители что-то там выпускают. Но для премиальных проектов, как правило, выбирается импортный кирпич. У него и колористика, и качество, и срок службы…». Поездки за импортными материалами – это маркетинговый ход, призванный навязать потребителю дорогостоющую продукцию, парируют производители кирпича в России. Кому же верить?

Основные гипотезы

Мнение 1: Behaton — это немецкий производитель

Копировальные аппараты называют ксероксами, внедорожники — джипами, подгузники — памперсами. А вот вибропрессованную тротуарную плитку Бехатон якобы выпускал немецкий производитель под таким названием, из-за чего наименование бренда «прикрепилось» к его продукции.

Теория ладная и на первый взгляд логичная, но вот подтверждения ей нет. Обнаружить такую торговую марку (существующую сейчас или ранее), не удалось. Так что гипотеза осталась гипотезой.

Мнение 2: Бехатон — плитка особой геометрической формы

Ничего экстраординарного — почему-то так называют изделия, известные большинству как «бабочка» или «катушка». При этом цвет и размеры последних могут быть любыми. Почему возникла эта теория — неизвестно.

Мнение 3: Бехатон — альтернативное название вибропрессованной плитки

Когда последняя только появилась на рынке, один из местных производителей решил выделиться и придумал красивое словечко. В результате продвижения необычное название прижилось и используется по сей день. Эта концепция наиболее правдоподобна.

Выводы: в Екб бехатоном называют любую вибропрессованную плитку. При этом, если человек употребляет это наименование, желательно уточнить, что именно он подразумевает (например, определенную форму «катушка»). Это позволит избежать недопониманий.

Где купить бехатон в Екатеринбурге и особенности товаров

Эта продукция продаётся в специализированных магазинах и напрямую у производителей. На нашем предприятии ООО «Арго-СМ» цены за м2 на тротуарную плитку бехатон ниже, чем в магазинах, так как не включают наценку посредников. Покупателям из Свердловской и соседних областей делать покупки у нас особенно выгодно: экономия на доставке, плюс, при производстве мы учитываем специфику суровой уральской погоды. Готовые изделия устойчивы как к перепадам температуры, так и к любым видам осадков.

При выборе важно учесть три главные характеристики этого товара:

Мы производим плитку только долговечных оттенков: серую, жёлтую, красную, коричневую. Одинаковые с виду модели, отличающиеся только по цвету, могут стоить по-разному: это обусловлен о различиями используемых в составе компонентов. Разница в цене, как правило, не превышает 25%.

Величина

Стоимость бехатона всегда рассчитывается за квадратный метр, а не поштучно. В одном м2, в зависимости от модели, помещается от 4 до 100 единиц.

Форма

Как классическая (квадрат, ромб, прямоугольник), так и нестандартная (катушка, волна, клевер, коло). Свойства изделий не зависят от формы.

Если вы затрудняетесь в выборе — пишите или звоните, мы поможем. Если уже определились — оформляйте заказ. Не забудьте уточнить, нужны ли дополнительные услуги: укладка, вызов замерщика на участок или расчёт точного количества продукции.

У нас вы также можете заказать услуги по укладке плитки бехатон. Также в наличии имеются поребрики.

Вы заехали под «кирпич» на территорию АЗС – лишение или штраф

Автозаправочная станция является одним из частых и любимых мест засады у инспекторов ГИБДД. Нередко на АЗС указана схема движения автомобилей. Однако эта схема носит лишь информационный характер, и беда в том, что многие автомобилисты этого-то и не знают, чем с удовольствием и пользуются инспекторы ДПС.

Представим, что вы, не заметив знака, проехали на автозаправочной станции под «кирпич». Вас останавливает притаившийся за углом инспектор и говорит, что вы совершили выезд на полосу встречного движения, за что вам грозит наказание по части 4 статьи 12.15 КоАП РФ, а это лишение водительского удостоверения на срок от 4 до 6 месяцев.

Как быть в такой ситуации и что говорить инспектору?

Согласно ГОСТ (Технические средства организации дорожного движения) знак 5.5 «Одностороннее движение» должен устанавливаться на дороге или проезжей части.

А в соответствии с пунктом 1.2 Правил дорожного движения территория АЗС не является ни дорогой, ни проезжей частью – это прилегающая территория. Таким образом, за нарушение знака «Одностороннее движение» наказание вы ну никак не можете понести по ч.4 ст.12.15 КоАП, поскольку эта статья предусматривает наказание за выезд на сторону проезжей части дороги, предназначенной для встречного движения. И здесь ключевое слово — «дорога».

Поэтому, если инспектор упорно не хочет признавать, что ввел вас в заблуждение, обязательно потребуйте от него составить схему нарушения. Из нее будет видно, что вы двигались не по дороге, а по прилегающей территории. Сфотографируйте или снимите на видео установленные на АЗС знаки на свой телефон.

В протоколе стоит написать следующее:

«С вменяемым нарушением не согласен, поскольку АЗС – это прилегающая территория, а не дорога. Знак 5.5 установлен с нарушением ГОСТ 52289-2004. Требую помощи адвоката. Имеются фото (видео), подтверждающие установленный с нарушение ГОСТа знак 5.5, которые готов представить в подразделении ГИБДД и в суде».

А если еще инспектор отказал вам и в составлении схемы нарушения, то и этот факт обязательно в протоколе отражайте.

Поскольку наказание по этой статье вам грозит в виде лишения водительского удостоверения на срок от 4 до 6 месяцев, сразу после составления протокола и получения его копии, которую вам обязан выдать инспектор на месте, отправляйте заявление в суд на неправомерные его действия – о том, как это правильно делать, я уже рассказывал. В заявлении пишите все то же самое, что и в протоколе, только более детально. И не забудьте к заявлению приложить ваши фото (видео).

Читать еще:  Малогабаритная отопительная печь 2х2 кирпича порядовка

А если вас остановили на въезде или выезде с АЗС на дорогу?

Если все знаки внутри территории заправки не имеют никакой юридической силы, то вот «кирпичи» на въезде и выезде с прилегающей территории – имеют. Правда, это все равно никакая не «встречка», а всего лишь несоблюдение требований, предписанных дорожным знаком. Часть 1 статьи 12.16 КоАП, штраф 500 рублей. Заплатить его придется, но если инспектор настаивает на лишении, вы уже знаете, что делать.

Парковка гипермаркета – это то же самое?

Да, это также прилегающая территория, равно как и двор. На выезде с нее на дорогу «кирпич» грозит вам штрафом, а внутри территории – не грозит вообще ничем. Правда, пренебрегать этим знаком я все равно не советую. Очень часто «информационные» запрещающие знаки ставят в опасных местах, где навстречу может внезапно выскочить автомобиль. Напрямую в законодательстве это никак не отражено, но в случае ДТП суд, вполне возможно, признает вас виновником.

Лидер «Кирпичей» Вася Васин — о любимом переходе через Невский, репетициях в подвале на Литейном и «прикольных дремучих районах»

Солист группы «Кирпичи» Василий Васин практически всю жизнь прожил в одной и той же квартире в самом центре города. Дорога до Московского вокзала отсюда занимает несколько минут, а до Невского проспекта можно добраться за 30 секунд.

Васин рассказал «Бумаге», почему для него город заканчивается Обводным каналом, когда алкогольный ларек на Невском заменили на театральную кассу и как подростки катались на скейте по Пушкинской улице.

Каким было ваше первое жилье?

Мое первое жилье — и на данный момент последнее — это квартира по адресу Пушкинская улица, дом 2. Я живу тут больше 40 лет, с двухлетнего возраста. Было только несколько моментов, когда я уезжал: например, год жил в Швеции, а один год, когда еще учился в последнем классе школы, на Гражданском проспекте.

Мне тут нравится, и я не мыслю своей жизни без этого места. Оно во многом определило мое сознание и меня воспитало. Жить в пяти минутах ходьбы от Московского вокзала и в 30 секундах ходьбы от Невского проспекта — это приятно и почетно. В этом есть определенный прикол.

Сейчас детям не разрешают гулять, но в моем детстве это было нормально и естественно: родители отпускали нас на целый день. Все дворы, ограниченные Пушкинской улицей, Невским проспектом, улицей Марата и Кузнечным переулком, — это была наша территория, за которую мы практически не заходили. Район был изучен нами досконально. Мы делились на две команды: одна водит, другая прячется. Тогда отрезок Невского от Пушкинской до Марата был весь в магазинах и кафе, и когда какая-то из группировок там пряталась, это называлось «ходить в офис».

Жить в 30 секундах ходьбы от Невского проспекта — это приятно и почетно. В этом есть определенный прикол

Я до сих пор помню, какие магазины были на Невском проспекте еще в позднее советское время и как это всё на глазах менялось. Например, в доме, где сейчас продается нижнее белье, был колоссальный и очень модный по тем временам магазин «Фрукты и овощи».

В 90-е тут стояло два ларька: один ларек с выпивкой, а другой — «Мальборо», красного цвета. Потом их, слава богу, убрали и поставили театральную кассу.

Машин в городе не было. В свое время Пушкинская была свободна от автотранспорта, практически пешеходная — мы катались на скейте.

Кто вас окружал и чему научил вас тогда?

Одноклассники. У меня тут было два друга: одного из них зовут Валерий Грибанов, один из редакторов «Коммерсанта», а второго — Егор Бармин, он был самым талантливым из нас, писал рассказы, очень хорошо рисовал. Когда нам было 13–17 лет, мы посещали литературный кружок, у нас было литературно-музыкальное сообщество. Мы занимались коллективным творчеством: писали по странице, передавали, другой эту мысль как-то продолжал — и получались довольно длинные рассказы.

Мы все учились в 207-й школе, и на протяжении десяти лет я ходил из дома по Невскому проспекту через переход напротив кинотеатра «Колизей». Там во дворе располагалась школа. Я хожу через этот переход всю жизнь и искренне люблю это место.

Когда я стал более профессионально заниматься музыкой с группой «Кирпичи», мы сделали своими руками репетиционную базу по адресу Литейный, 49. Это был здоровый подвал, который мы по какой-то хитрой схеме получили в пользование. Эта точка просуществовала лет пять, там зарождалось очень много всего. В этом подвале репетировала группа «Джан ку», часто бывал Илья Черт. Мы там устраивали рейвы, характерный трэш. Потом, как обычно, сменился собственник сверху, который стал вызывать милицию и приходил сам с молотком. Всех постепенно выгнали. Утверждают даже, что часть оборудования до сих пор там стоит.

Читать еще:  Расход затирки для клинкерного кирпича

Где бы вам хотелось бывать постоянно?

Любимых мест нет, я весь город очень люблю. Везде своя атмосфера.

Окраины я за город особенно не считаю. Мой город заканчивается Обводным каналом — без обид для жителей других районов. Хотя это тоже Петербург, конечно. Например, Даниил Николаевич Смирнов, наш бас-гитарист, живет в Озерках, но я к нему практически не езжу, потому что это территориально далеко. Прикольные все эти дремучие районы вроде Пискаревки, Ручьев, проспекта Науки.

Каких мест в городе вы стараетесь избегать?

Никаких. Есть места, куда меня не заносит, я там просто не бываю. Я дальше 700 метров от дома в принципе почти не хожу. Например, очень редко бываю на Комендантском аэродроме, на Ржевке. А так везде хорошо. Если речь идет о безопасности, везде нормально.

Что бы вы посоветовали приезжему?

Я бы посоветовал велосипедный маршрут. Выехать от Пушкинской, 2, проехать по Невскому проспекту, потом — по Литейному, переехать через Литейный мост и по Арсенальной набережной направо — до Охтинского моста. Там есть прекрасная зона отдыха напротив Смольного собора. Затем дальше через мост через Охту и по мосту Петра Великого через Новгородскую улицу, 3-ю Советскую вернуться сюда. Маршрут занимает 50 минут на велосипеде, если не гнать. Он практически безопасный: нет пересечений с большими дорогами, где много машин.

Что бы вы изменили в Петербурге?

Надо всё ремонтировать, красить и, конечно же, бороться с автотранспортом. Я полностью за ограничение и всяческое прессование автолюбителей: нужно везде ставить столбики, делать в центре платную парковку.

Я рассматривал идею переезда, более того, в 2007 году я месяца два жил в Москве, но, конечно, там не прижился. Я далек от этого московского угара.

Петербург самый лучший в России — это объективно. Красиво, архитектура, историческая ценность, которой практически нигде нет. Хотя я мог бы жить где угодно: комфорт, он у тебя в голове, его можно создать в любом месте.

Карточками сыт не будешь

В первые годы после войны, по словам Биктеева, и оставшиеся немцы, и советские переселенцы одинаково страдали от голода.

– Особенно тяжело приходилось в деревнях, – говорит он. – Немцы перед тем, как уйти, взорвали дамбы, и поля затопило. Высаживать овощи мало где можно было. Мы ходили по домам, у немцев действительно не было запасов провианта. Хотя нам давали карточки. У нас свои карточки были, у немцев свои, но карточками сыт не будешь. Там давали продуктов ровно на столько, чтобы человек не умер с голоду.

Согласно архивным данным, в сутки человеку полагалось, например, 70 грамм мяса. На сельскохозяйственные работы назначали местных жителей. Как отмечается в приказе коменданта, это было в интересах и самого коренного населения, так как урожай шёл, в том числе, и им на провиант.

Ещё один из первых переселенцев – Альберт Петрович Бич голода не помнит. Ему есть с чем сравнивать, он пережил блокаду Ленинграда. В свои 83 года всё ещё преподаёт технические науки, работает доцентом кафедры энергетики КГТУ. За время лекции ни разу не садится, говорит, полон сил и практически не болеет. Закалило детство. Он вспоминает, как питались воробьями и крапивой. А потом было ещё одно испытание – «Дорога жизни» по Ладожскому озеру.

– Перед нами ушла машина под лёд с детьми, – рассказывает Бич. – Мама говорит: хоть бы и мы ушли под лёд. Были безразличны уже ко всему. Но наша машина проехала. И вот я жив.

Его семью сослали в Сибирь, так как отец был немец – сам он блокаду не пережил.

– Тётя участвовала в штурме Кёнигсберга. После решила остаться и позвала нас. Когда шли по Ладожскому озеру – страха не было, скорее бы умереть. Когда приехали сюда, страха перед новым городом, немцами тоже не было. Скорее, была заинтересованность. Крыши черепичные. Мы таких и не видели никогда, и очень много белой сирени, – вспоминает Альберт Петрович. – В подвале жила немка с детьми. Я впервые в 1946 году увидел, как моют асфальт. Немка мыла шваброй тротуар. В России такого не было. Немок мы немного побаивались. Они были молчаливые, в одежде необычной.

Бич работал главным инженером в «Калининградтеплосеть». Он вспоминает, как неохотно расставались в отрасли теплоэнергетики со специалистами-немцами, которых приказано было отослать в Германию.

– Директор ТЭЦ-1 был немец. Он строил эту станцию от начала до конца, – рассказывает Бич. – Дирекция «Кёнигсбергэнерго» просила, чтобы его не репатриировали в Германию, так как он знает все схемы, всю ситуацию. Всё равно была дана команда, чуть ли не через Сталина, репатриировать. Его репатриировали одного из последних. Когда он узнал об этом, он стоял перед ТЭЦ и плакал.

Взаимоотношения немцев и переселенцев складывались по-разному.

– В очереди стояли за хлебом. Одна очередь немецкая, другая – русская. Когда очереди близко были, то мы толкали немецких мальчиков. Мне сейчас за это стыдно. Но тогда ничего не понимал, – оправдывается Бич.

Читать еще:  Водоотталкивающий раствор для кирпича

90-летняя Тамара Бонадысева говорит, что советские переселенцы, наоборот, поддерживали немцев:

– Немцы голодали больше, конечно. Поэтому, если у нас что было, мы делились. Хотя сами перекапывали поля в поисках старой картошки. Иногда немцы выменивали еду на свою мебель, – вспоминает Тамара Бонадысева.

Сама она перебралась в Кёнигсберг в 1946 году из-под Минска, дом там разбомбили, жить было негде. Ей было 16, в семье пятеро детей – от голода спасала корова, которую они притащили с собой в Правдинский район.

– Поехали сами из колхоза и тут тоже колхоз соорудили, – рассказывает пенсионерка. – Сначала трудились все вместе, и немцы, и наши. У нас мельница стояла, она электроэнергию давала. Так вот, в задачу одного немца входило следить за ней и сообщать, когда она перестаёт вырабатывать электроэнергию. А в 1948-м их всех отправили в Германию.

Скляр, хитро улыбнувшись, ответил: «Ну, я человек русский, и стрейт-эдж у меня русский: по выходным выпить сам бог велел»

История русского андеграунда строится на постоянных антитезах. Вот существовал русский рок, потом появился TaMtAm как противостояние тому, что было до этого. А когда Летов стал всенародной звездой и вступил в НБП, он тут же перестал котироваться, став кем-то вроде поп-звезды, и возникли новые кумиры.

В 90-е появились субкультуры, строившиеся по западным образцам, такие как хардкор. Своего музыканты практически не придумывали – это была попытка повторить то, что существовало на Западе лет 30 назад: совершенно новая, но не особенно интересная музыка. При этом у столичного хардкора была своя четкая идеологическая линия. В 1992 году открылся андеграундный Клуб имени Джерри Рубина. Его руководитель Светлана Ельчанинова всячески продвигала культуру стрейт-эджа, о которой до конца 90-х в России не слышали: не пила, не курила и была против дискриминации по любому признаку – будь то национальный или гендерный.

Для большинства постсоветских рокеров мысль о том, что музыкант может отказаться от алкоголя и наркотиков, была чуждой, если не сказать дикой. Поэтому хардкорщики и представители московской экзистенциальной панк-тусовки постоянно подкалывали друг друга. Последние называли хардкорщиков правильными, рафинированными модными детками, а те считали их грязными алкашами.

Сближения между ними не было до середины 90-х-начала нулевых, когда грани стерлись и стало понятно, что все занимаются одним делом, просто воспринимают его с разных позиций. К тому же, не все в рок-среде принимали образ арбатского панка, потерявшего человеческий облик. Поэтому ничего против нового направления, которое призывало к совсем другим ценностям, они не имели.

Даже Александр Ф.Скляр увлекся идеей стрейт-эджа и всячески продвигал ее в своей программе «Учитесь плавать» на радио MAXIMUM. Скляр считал, что стрейт-эдж не стиль жизни, а музыка. И когда прожженный журналист его спросил: «Ну как же это вам удается держаться, вести трезвый образ жизни?». Скляр, хитро улыбнувшись, ответил: «Ну, я человек русский, и стрейт-эдж у меня русский: по выходным выпить сам бог велел».

Узнать программу ближайших лекций курса «Российская популярная музыка: ревизия 2017» и зарегистрироваться на них можно здесь

Цвета и приёмы: слово дизайнерам

Зина Броян и Инна Теджоева: «Сolour blocking — тренд, быстро набирающий популярность. Акцентные стены, переход цвета со стены на потолок, акцентный пол с использованием наливного пола или микроцемента интересного оттенка — всё это стирает границы пространства и изменяет геометрию помещения. Мы часто используем эти приёмы для акцентирования внимания на определённом месте, объединения зон в помещении.

Мы рекомендуем выбирать сложные холодные цвета. В особенности оттенки синего, который прекрасно гармонирует с фактурой и натуральным деревом. Лучше подбирать следующим образом: светлые стены — тёмный пол (к примеру, венге), средней насыщенности или тёмные стены — светлый пол (натуральный дуб)».

Ольга Косырева: «Пастельные цвета теперь везде, даже в офисной мебели, так что очевидно — скоро их сменят другие. Даже могу предположить, какие именно: сложные натуральные природные краски, цвета земли, камня, леса, воды рек и озёр, цвета корродированных металлов и естественным образом состарившихся материалов».

На запасные пути отправляются также сочетание серого и розового, эффект омбре.

Инна Усубян: «Если говорить об интерьерной моде в мировых масштабах, то синий определённо в тренде. Различные оттенки насыщенного синего — от королевского английского до цвета индиго — присутствуют в самых модных интерьерах, созданных в этом году по всему миру».

Александра Фёдорова: «Сейчас очень популярна ещё одна американская тема — высокие двери с квадратной рассечкой. Их вставляют практически в любые интерьеры — от классических до современных. Поначалу это цепляет, но на двадцатом подобном интерьере начинаешь понимать, что это уже перебор и скоро приём всем надоест. То же можно сказать про чёрный „контур“ — модное окаймление тонкими чёрными линиями деталей мебели или контуров помещений».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector