Spdst.ru

Строительный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кирпич с клеймом захаров

Дом из собственного кирпича: как превратить глину в золотую жилу

Даже из самого кислого лимона можно сделать вкусный лимонад. Пожалуй, именно эта расхожая сентенция лучше всего послужит для краткого описания истории династии купцов Захаровых, наследнику которой, Михаилу Васильевичу, принадлежал приметный пятиэтажный дом в Большом Казачьем пер., 6. Источником их богатства стало, как это ни странно звучит, то, что на принадлежавшей Захаровым земле вблизи Усть–Ижоры ничего толком не росло. Да и в самом деле, что может вырасти на сыром участке, где вместо плодородной почвы — одна глина?!

От чего зависит цена изделия

Сложно назвать точную стоимость приобретения старинного кирпича с клеймом. На цену такого стройматериала влияют следующие факторы:

  1. Тип клейма.
  2. Редкость.
  3. Состояние изделия.
  4. Цвет.
  5. Качество.
  6. Страна производства.
  7. Год выпуска.
  8. Место приобретения.
  9. Количество покупаемых штук изделий.
  10. Завод-изготовитель.
  11. Необходимость заказа доставки.

Кирпич с клеймом Н.Ф, средняя цена — 500 руб.

Кирпич с клеймом захаров

Состояние Захаровы сделали, живя «по понятиям» — по самым эффективным для своего времени экономическим ориентирам. В XIX веке они инвестировали в то, что сегодня мы называем «инновационной политикой», «менеджментом персонала», «управлением качеством», «социальной ответственностью».

Благодаря таким личностям историю расцвета Российской империи можно представить как процесс эволюции передовых предпринимателей в косной среде государства, одурманенного необъятностью своих степей, лесов и тундр. И хотя эволюцию в конце концов прикончила революция — нам, слава богу, есть что вспоминать к юбилеям.

С момента рождения Санкт-Петербурга кирпич стал символом петровского государства — таким же, как чугун, корабли и пушки. Ценность строительных материалов всегда возрастает в период перерождения старых государств в новые, а кирпич остается «культовым символом» до наших дней. Большинство современных людей, фантазируя на тему богатства и успеха в жизни, в конце концов начинают видеть похожую картинку — фундамент строящегося коттеджа с горками керамических брусочков поблизости.

А двести-триста лет назад кирпич как строительный материал вообще не имел альтернатив — допотопное дерево не годилось для возведения стен «европейской» столицы. Ажиотажный спрос на продукцию сделал кирпичный бизнес прибыльным, но конфликтным занятием. В него вмешивались императоры и императрицы, а чиновники канцелярий наживали состояния, «контролируя» производителей. Чтобы решить проблемы отрасли, властям и предпринимателям понадобилось почти сто лет.

Первый век Петербурга

Хотя «братии умельцев-кирпичников» на Руси лепили кирпич испокон веков, настоящее начало истории кирпичной отрасли России связано с основанием Петербурга. Заложив столицу, Петр стимулировал производство кирпича средствами европейского администрирования, подкрепленными личной харизмой царя-строителя. 8 ноября 1710 года первый российский император издал указ: «Кирпичным заводам существовать при Санкт-Петербурге по рекам Неве, Ижоре и Тосне».

Кирпичные заводы принадлежали Канцелярии каменных дел. В том же 1710 году на всех заводах канцелярии подрядным способом было сделано 11 млн штук кирпича.

Однако и для успешных предпринимателей, которые пособляли в производстве дефицитного материала, Петр не скупился на проявления монаршьей милости. В истории осталось имя заводчика Столбенского из села Рыбацкое близ Шлиссельбурга — по утверждению историка М.И.Пыляева, он был первым производителем кирпича для столицы. Ежегодно посещая Шлиссельбург, царь останавливался на постой именно в доме кирпичного заводчика. Столбенский на пороге встречал государя хлебом-солью, а завершилась идиллическая дружба бизнеса с властью пожалованием огромного земельного участка с крепостными.

Конечно, производство в XVIII веке было нехитрым. Сохранилось описание кирпичного завода 1725 года: «Изба для рабочих с каморкой, пять печей кирпичных. над печами шатры, покрытые тесом, амбар, 8 кирпичных сараев». Но это «нехитрое» дело запахло большими деньгами в тот момент, когда казна стала уступать «заводы» частным владельцам. В тогдашней приватизации главной приманкой было не имущество заводов, а право занять место на рынке и продавать кирпич казне и частным подрядчикам. По закону всех «перестроечных времен» новые владельцы начали бизнес с того, что взвинтили цены на дефицитный товар. А правительство стало с ними бороться.

Эта борьба затянулась на десятилетия, но драматичную остроту она приобретала лишь в те моменты, когда производители действительно начинали мешать интересам монархии — во времена войн и переворотов, опустошающих казну. Так, в 1737 году правительство ввело угрозу смертной казни за необоснованное повышение цены на кирпич. Правда, данных о жертвах этого указа не сохранилось.

А в 1757 году правительство провернуло совсем бескровную, эффективную операцию — своего рода маленький информационный «блицкриг». Сначала вышел указ о возрождении казенных заводов, а затем чиновники принялись распускать слухи о том, что у этих заводов будет закуплено 15 млн штук кирпича. Цены на рынке упали, а заводы так и не возродились.

Впрочем, кроме борьбы за цены, правительство вело с производителями другую, куда более изнурительную войну — за качество.

Качество камня

Почти триста лет назад кирпичи делались простым и трудоемким способом. Качественную продукцию приходилось «стряпать» гораздо дольше, чем некачественную. Если среди заводчиков и находились бескорыстные энтузиасты качественного производства, то профессиональное удовлетворение они могли получить только за счет отказа от прибылей. Проще было напечь хрупких и неровных блоков, чем возиться с сушкой и обжигом, доводя кирпич до идеала. В «доинформационную эру» у производителей не было искушения построить на понятии «качество» свой маркетинг и брэндинг — не те были коммуникации.

Но властям хотелось наладить в России производство качественного кирпича. И с 1719 года правительство издало множество постановлений: «Рассуждение канцелярии от строений об обжиге кирпича», «Дело об улучшении постановки работы на заводах», «Инструкция инспектору над всеми кирпичными заводами».

Ни «рассуждения», ни «инструкции инспектору» к улучшению дел не привели. В 1741 году правительство даже запланировало отправку людей в Западную Европу для изучения технологий производства хорошего кирпича. Но в полуфеодальной стране качественные перемены тормозились слабостью коммерции, а инспекции лишь укрепляли коррупцию. Упорядочить рынок удалось только Екатерине Второй. Способ, естественно, оказался административным. В 1775 году Екатерина утвердила Каменный приказ, передав ему контроль за производством кирпича. Появились единые требования к производству и продаже кирпича, а также четкая система санкций за нарушение этих требований. Жизнь кирпичных заводов стабилизировалась.

Во времена правления Екатерины и произошло возвышение Усть-Ижоры, «кирпичного сердца» Петербурга. Здесь, на окраине современного Колпина, появились десятки небольших фабрик, принадлежавших частным владельцам.

Захаровы

Ижорский крестьянин Кузьма Захаров, основатель династии кирпичных заводчиков Захаровых, был очень работящим и предприимчивым человеком. По случайно сохранившейся исторической информации, свой стартовый капитал — около 300 рублей — он выиграл в какую-то азартную игру. Подарком судьбы Кузьма Захаров распорядился удачно, вложив деньги в доходный дом. Предприятие оказалось очень прибыльным, а домом последующие поколения Захаровых владели вплоть до революции.

Читать еще:  Анкерные болты по пустотелому кирпичу

Мелким же производством кирпича Кузьма занялся, предположительно, в конце XVIII века. А в 1812-1814 годах Кузьма Захаров официально построил первые кирпичные заводы. Адским трудом патриарх скопил некоторый капитал и завещал его детям.

Сыновья Дмитрий и Ефим продолжили кирпичный бизнес отца. Вначале дело росло «вширь» — сыновья строили новые печи и постепенно увеличивали вал. А внуки Кузьмы Захарова — Василий и Степан — унаследовали после смерти родителей уже немалое по тем временам состояние.

Между тем в стране началась эпоха бурного роста. 70-80-е годы XIX века стали благословенными для предпринимателей. Реформы Александра Второго, государственные заказы, строительство новых заводов, железных дорог, пароходов, доходных домов. Традиционный, неспешный уклад российской жизни рухнул. Деньги ринулись в бешеный оборот, рождая новые деньги. В этот момент у очередного поколения Захаровых оказалось достаточно средств, чтобы расширить и возвысить семейное дело.

Новый образец

Почти одновременно — в 1882 году — Василий Захаров и его дядя Дмитрий Захаров подали прошения на постройку собственных кирпичных заводов. Наверное, таких прошений в те годы по России подавалось много. Но инициатива Захаровых относилась к числу тех немногих, которым суждено было иметь колоссальный успех. Потому что Захаровы собрались построить заводы «нового образца».

Фактически Захаровы решили вложить деньги в новые машины, технологии и в новый, эффективный способ построения производства. Завод Василия Захарова официально был запущен в 1883 году, а Дмитрия — в 1884-м. Для примера приводим описание завода Дмитрия Захарова.

Его производительность составляла 4000000 штук кирпича в год при 170 рабочих. Кирпич делали не вручную, как было принято на большинстве предприятий, а с помощью машины «Геркулес» фирмы «Фрид и Клооз», производительностью 2500-3000 штук в час. Обжигались кирпичи в новейших печах Гофмана и Цейса. В машинном отделении работал трехцилиндровый нефтяной двигатель фирмы «Инженер Тогер в С.-Петербурге» системы «Compaund» — 50 лошадиных сил, 3000 оборотов в минуту, 10 атмосфер. В котельной — паровой котел системы Бабкок-Вилькокса. И так далее. Над этим собранием машин и печей ни на минуту не затухая дымилась 25-саженная труба — технологии позволили (впервые для кирпичного дела в России) перейти на круглосуточную работу.

Новый менеджмент

Производительность труда на заводах Захаровых была по тем временам просто космической. Кроме того, новые машины и печи позволили на порядок поднять качество — сырец получался ровный, равномерно «пропекался» в печи. При этом уровне механизации появилась возможность организовать процесс, который мы теперь называем «контролем качества»: работники специализировались на конкретных операциях, а качество продукции зависело от соблюдения технологических требований. Негодные кирпичи выбраковывались, а выпущенная за ворота продукция имела клеймо «Захаровъ». Продвижению торговой марки способствовала и умеренная для такого качества цена. Спустя совсем немного времени торговая марка «Захаровъ» стала тем, что сегодня называют брэндом.

На высоте у Захаровых был и менеджмент персонала. К нарушителям дисциплины или технологии применялась система суровых штрафов и увольнения. Но «кнут» уравновешивался не менее весомым «пряником»: приличными зарплатами и развитой «социалкой». Например, Василий Захаров построил для своих рабочих девять двухэтажных жилых домов, две бани, медицинский «приемный покой», оборудовал прачечную и открыл клуб!

В итоге заводчики Захаровы могли нанимать и удерживать на производстве дисциплинированных, квалифицированных рабочих и избавляться от нежелательных работников.

Большой бизнес для большого города

Успех пришел к Захаровым быстро. При высокой производительности, отличном качестве и умеренной цене продукции они заняли лидирующее положение на растущем рынке Санкт-Петербурга. Город бурно разрастался: на окраинах поднимались целые кварталы, застраивались свободные участки в центре. Для бесчисленных особняков и доходных домов требовались десятки миллионов кирпичей, и Захаровы быстро сделали очень большое состояние. Заводы постоянно достраивались и перестраивались, приобретались новые машины и механизмы. Специалисты говорят, что при известных нам объемах производства на их заводах в 1890-х-1910-х годах большая часть петербургских зданий того времени должна быть построены из захаровского кирпича.

Вместе с деньгами к ним пришло и социальное признание. Например, сыновья Василия Александр и Михаил Захаровы становятся купцами первой гильдии. В обществе с жесткой сословной иерархией Захаровы постепенно поднялись от уровня крестьян до вершин социальной лестницы, заслужили ордена и почетные звания. Современным россиянам трудно представить себе, как много в те времена значила сословная принадлежность. Конечно, как и сейчас, звания и положение в обществе можно было купить. Но тогда их приходилось покупать, платя настоящую цену.

Захаровы жертвовали огромные суммы благотворительным фондам — только на строительство церкви Александра Невского они выделили около 65000 рублей. Захаровы помогали строить церкви, больницы и общественные здания, давали кирпич под приюты и школы. За благотворительную деятельность и вклад в строительство Санкт-Петербурга Александр Васильевич и Михаил Васильевич Захаровы были награждены орденами Святой Анны 3-й степени и получили звания потомственных почетных граждан Санкт-Петербурга. Михаил стал гласным городской думы, был подрядчиком работ ее императорского величества великой княжны Марии Павловны.

Это было настоящим признанием, это означало вхождение в круг властителей и аристократов. От первых 300 рублей капитала, выигранных Кузьмой Захаровым, до потомственного почетного гражданства и статуса подрядчика двора императорского величества пролегли десятилетия кропотливого труда и десятки принятых решений, переломным из которых оказалось решение о технологической и управленческой революции на семейных заводах. Захаровы вовремя «поняли время» — и приняли это решение чуть раньше, чем их конкуренты по отрасли. Но это «чуть» оказалось для них золотым.

Эволюция духа. Корпоративного?

Можно лишь фантазировать, до каких масштабов в ХХ веке разрослось бы семейное дело Захаровых, если бы не. Мировая война, а потом переворот в стране надолго покончили со строительством, менеджментом, качеством и технологиями. Кирпичные заводы в окрестностях революционного Петрограда пришли в полный упадок, в заброшенных зданиях ржавело то, что народ не сумел поджечь
или украсть. А в первые годы советской власти на территории захаровских заводов были созданы совхозы, которые выращивали картошку и держали в кирпичных сараях скот. Казалось, что вместе с Российской империей навсегда исчезли и те, кто умел ее строить.

Но в 1920-х, когда советская власть начала восстанавливать промышленные руины, заводы Захаровых вошли в число тех немногих, что подлежали восстановлению. Оба завода объединили в один и вскоре назвали «Победа». Интересно, что этот завод со временем занял в отрасли примерно такое же место, какое в конце XIX — начале ХХ века имели заводы Захаровых. На излете советских времен, накануне нового социального переворота «Победа» стала витриной достижений советской промышленности. Здесь первыми внедрялись в жизнь новые машины, технологические разработки ученых, отсюда выходила самая модная в тогдашнем градостроительстве продукция — и поступала на самые заметные стройки Ленинграда и СССР.

Читать еще:  Материалы для гидрофобизации кирпича

База Авито 2017. Выборки из базы

Абузоустойчивый SMTP сервер в аренду

Самостоятельная регистрация ИП

Захаров Алексей Александрович

Храм преображения господня является украшением посёлка Тярлево. Усилиями протоирея Александра Покрамовича храм прекрасно отреставрирован. Именно таким он был изначально: белоснежный, устремленный вверх с сияющими под лучами солнца крестами.

Экскурсантам мы говорим: «Храм построен по проекту архитектора Захарова и тут же добавляем: не Андреяна который построил здание Адмиралтейства в Петербурге, а Алексея Александровича, гражданского архитектора, яркого представителя архитектурного стиля «модерн». Потом мы обычно показываем портрет архитектора, но в данном случае у нас портрета не было, несмотря на поиски. Совсем недавно нам несказанно повезло: нам удалось встретиться с Ириной Георгиевной Бессмертной, петербурженкой в седьмом поколении (род. 1939г.) Окончила ВОЕНМЕХ, по профессииинженер-механик.

Так вот сразу трудно сказать, кем она приходится по родственным связям архитектору. Поступим проще: ее прадед, Михаил Васильевич Захаров, являлся родным дядей архитектора.

Ирина Георгиевна подарила нам портрет архитектора, а также изображение православной церкви, построенной по его проекту в городе Чикаго. А еще Ирина Георгиевна познакомила нас со своей родственницей – Новгородских Людмилой Александровной – внучатой племянницей Алексея Александровича Захарова, которая предоставила интересные материалы по нашей теме.

Перед вами письмо, прилетевшее из-за океана, текст которого говорит сам за себя: «Многоуважаемая госпожа Бессмертная! После продолжительного путешествия по разным инстанциям в Чикаго, ваше письмо относительно архитектора Алексея Александровича Захаров попало в мои руки. Я знал Алексея Александровича и те скудные сведения, которые я нем имею, сообщаю сейчас Вам. В 1934 году Алексей Александрович строил собор св. Георгия Победоносца и принадлежащий к нему дом. Последний раз я видел А.А. на торжествах 50-летия основания св. Георгиевского прихода в 1962 году. В последствие, мой папа, протоиерей Иоанн Диакон 31 год был настоятелем этого собора. Знаю, что членом прихода Алексей Александрович не состоял, а потому мне не известно, кто и где его хоронил. Если я получу добавочные сведения, обязательно Вам сообщу. Желаю всего хорошего и успехов в ваших поисках.

ИСТОКИ

Род Захаровых ведет свое начало из селения Усть-Ижора. Родоначальником был Кузьма Алексеевич Захаров. По займу облигаций он выиграл крупную сумму, по теме временам, и, будучи предприимчивым крестьянином, вложил деньги в кирпичное дело. Основанная Петром I молодая столица интенсивно застраивалась. Петр I велел обследовать окрестности столицы и выявить местонахождение качественной глины. Такие залежи были найдены в районе Колпино и Усть-Ижоры. Теперь не нужно было возить кирпич издалека. И, вот, начатое Кузьмой Алексеевичем дело, стало интенсивно развиваться. Его первые заводы появились в 1812-1814 годах. Умер в 1838 году, похоронен на фамильном захоронении у церкви св. Ал. Невского в Усть-Ижоре. Сыновья, Дмитрий и Ефим, продолжили дело отца. Дмитрий был одним из основателей завода «Победа». Похоронен там же, где и отец.

Внук Кузьмы Алексеевича, Степан Ефимович (1832-1900) был холостяком. Дважды выигрывал крупные суммы по облигациям. Свое богатство демонстрировал на балах, зажигая денежные ассигнации от свечи в люстрах для прикуривания. Носил большие суммы в церковь св. Ал. Невского. На месте захоронения могильный камень из черного мрамора в форме саркофага.

Его брат – Василий Ефимович (1826-1882) достроил завод нового образца 1882 году, который стал основанием завода «Победа». Имел пять детей. Похоронен на семейном захоронении у церкви св. Ал. Невского в с. Усть-Ижора.

Дело Василия Захарова унаследовали его сыновья: Александр – отец архитектора Алексея Александровича и его дядя – Михаил Васильевич. В 1904 году вышел исторический очерк Т.Ф. Саноцкого «Кирпичное производство на р. Неве и ее притоках». В ней даны сведения о братьях Захаровых.

— Захаров Александр Васильевич. Потомственный почетный гражданин. Наследник первой степени Санкт-Петербургского уезда рядом с Колпино. Существует с 1827 года. Земля арендованная. Производство ручное. Десять конных глиномяток. 2 гофм. печи. 46 камер, емкость 240 куб. саж. Рабочих 231 человек. К этому можно добавить следующее: Александр Васильевич унаследовал в 1882 году кирпичный завод нового образца. Многократно достраивал и совершенствовал его. За благотворительную деятельность и большой вклад в строительство СПб награжден орденом Святой Анны III степени, купец первой гильдии. Имел 5 детей. Среди них – архитектор Алексей Александрович. Похоронен Александр Васильевич на кладбище Новодевичьего монастыря.

— Захаров Михаил Васильевич, коммерции советник первой степени СПб уезда, возле села Усть-Ижора. Существует с 1868 года. До 60 гг был здесь завод Лефибюра. Земля арендованная. Производство ручное. 10 конных глиномяток. 2 гофман. печи. 46 камер, емкость 240 куб. саж., рабочих – 326 чел. Кроме того, он выпускал кирпич с клеймом «М. Захаров». Получил финансовое образование. Потомственный почетный гражданин Санкт-Петербурга, член городской думы, действительный статский советник городской думы, попечитель ряда фондов. Был подрядчиком строительных работ Ее Императорского Высочества великой княжны Марии Павловны. Купец первой гильдии. У Михаила Васильевича и его супруги Екатерины Степановы (урожд. Назаровы) было 16 детей. В настоящее время потомки семьи проживают в Петербурге – 6 семей, в Америке – 1 семья, в Германии – 1 семья, и 1 семья – на Украине. Умер в 1918 году. Похоронен на кладбище Александро-Невской Лавры. Братья владели более чем десятком больших доходных домов в разных районах Петербурга.

БИОГРАФИЯ

Алексей Александрович Захаров родился в 1882 году 28 февраля в селении Усть-Ижора. В 1907 году окончил институт гражданских инженеров, и стал много и плодотворно работать по специальности. В Петербурге им было построено около десятка домов. Обладая бесспорным талантом, он даже в таком городе, как Петербург, заполненном архитектурными шедеврами, не остался незамеченным. Его дома отличает высокий вкус и самобытность. Он занимался реконструкции и надстройкой уже существующих семейных доходных домов, строит новые. Для своего дядюшки Михаила Васильевича в 1910 году он строит доходный дом на Кирочной улице (совр. номер 49). В этом доме жил двоюродный брат Александра – Владимир Михайлович и другие родственники. В 1912 году в стиле неоклассицизма был выстроен доходный дом Коноплева И.П. на пр. Римского-Корсакова, 115А. И дом Бергмана на ул. Куйбышева, 14 (нынешний адрес). В 1913 году Алексей Александрович выстроил собственный дом на углу Серпуховской улицы, 17/19 в неорусском стиле в сочетании с северным модерном, в этом доме он прожил последний год своего пребывания в России.

Читать еще:  Как очистить раствор с сажей с кирпича

Архитектор также участвовал в сооружении церкви, спроектированной архитектором В.А. Косяковым (Московский пр., 100). Эта церковь – усыпальница Воскресенского Новодевичьего монастыря, которая располагается против входа на Новодевичьем кладбище. В начале он был архитектором страховых обществ, а затем архитектором управления военно-морского духовенства в Петербурге, где и получил заказ на проектирование и строительство церкви Спасо-Преображения в Тярлево. Храм-памятник предполагалось построить к трехсотлетию дома Романовых в древнерусском стиле 17 века, современном славной эпохе воцарения дома Романовых.

Чтобы было удобно наблюдать строительство, Алексей Александрович тут же, в Тярлево, недалеко, на Большой улице покупает дом №29. Алексей Александрович был в составе строительного комитета церкви. В этот период своей жизни он был совладельцем кирпичного завода «Наследники А.В. Захарова». Сохранилась записка, адресованная статскому советнику А.П. Даеву, товарищу председателя и секретарю строительного комитета: «Многоуважаемый Аркадий Павлович! Посылаю Вам письмо на наш кирпичный завод, по предъявлении которого Вам отпустят 12 тонн кирпича. С совершенным почтением, А. Захаров». Судя по всему, это не все захаровские кирпичи, которые легли в стены храма, А.А. наверняка жертвовал еще и еще, привлекая к этому делу своих родственников, которые тоже занимались производством кирпича. Есть тому документальные свидетельства.

Сияющий белизной храм прекрасно выглядит, с какой бы стороны на него ни смотрели, а территория обзора была большая. Вел. кн. Константин Константинович в 1912 году пожертвовал под строительство храма 600 квадратных саженей парковой земли.

5 куполов, венчающие храм, символизируют Иисуса Христа и четырех евангелистов. Над входом на колокольню помещена фреска с изображением Спаса Нерукотворного. А с северо-западной стороны пристроена круглая башенка с конусовидным завершением. Изящная колокольня составляет одно целое с церковью и вносит разнообразие в ее силуэт. Роспись внутри храма поражает всякое воображение. Пустых мест нет. Сцены из жизни святых и Иисуса Христа перемежаются с растительным орнаментом, затейливыми узорами. Также, как и в церковных постройках Древней Руси, здесь тоже имеют место углубления в штукатурке фасада в виде крестов, звездочек, поясков, треугольников, впадинок.

В 1913 году молодой архитектор уехал для участия в конкурсе в Англию, а затем в США, в Нью-Йорк, работал там до 1927 года. Его в первую очередь интересовали новые технологии с использованием металла и стекла, и строительство небоскребов. Начавшаяся Первая мировая война помешала возвращению на Родину, да и победившая позже Советская власть вряд ли была бы ласковой к отпрыску купеческого сословия.

После 1927 года он переехал жить в Чикаго. Там он работал архитектором отдела городских парков, создал свою мастерскую, продолжал строить жилье и общественные здания, работал над конкурсными проектами. Свою семью он так и не создал. В 1934 году в Чикаго, для русских эмигрантов строит церковь Георгия Победоносца.

Конечно же, у него никогда не было мысли покидать Россию навсегда, но так сложилась жизнь. Алексей Александрович не порывал связи с Родиной. В советских архитектурных журналах печатались его статьи об американской архитектуре. Переписывался со своей племянницей Ириной Александровной Медунецкой, во время Блокады посылал ей в Ленинград продовольственные посылки. Позже его интересовало, как идут дела восстановления Ленинграда и как ведется преподавание в Инженерно-строительном институте, который он когда-то окончил. Не забывал он и о своем родном селении Усть-Ижора, посылал немалые суммы денег для постройки молодежного спортивного комплекса. В 1934 году рисылал деньги на восстановление церкви в Усть-Ижоре. Алексей Александрович завещал похоронить себя на Родине, в Усть-Ижоре.

Его завещание было исполнено, но… В 1967 году, когда он умер, в России существовала Советская власть. Всякое упоминание о «богатея» порицалось, поэтому, после отпевания в одной из церквей в Чикаго, прах архитектора был перевезен в Россию в красивой шкатулке и подзахоронен в Усть-Ижоре на кладбище, рядом с кладбищенской церковью. Людей, которые это сделали, уже нет на свете и, поэтому, конкретного места никто указать не может.

Несправедливо было бы умолчать о двоюродном племяннике архитектора – Кирилле Васильевиче Захарове, который родился в Усть-Ижоре, в двухэтажном доме №155 по ул. 9 января. Любимые увлечения – музыка и спорт. Кирилл Васильевич пережил Блокады, в 17 лет был призван в Красную армию, воевал, дошел до Берлина, освобождал Прагу. После войны, экстерном сдал экзамены за 10 класс. 1953 году окончил Ленинградский университет, по распределению поехал в г. Жуковский. Работает в НИИ ЦАГИ. Кирилл Васильевич – кандидат технических наук, имеет правительственные награды, орден Красной звезды и Отечественной войны, медали «За отвагу», «За взятие Берлине», «За освобождение Праги», «За победу над Германией», 300-летие Российского флота», знак «Заслуженный конструктор Российской Федерации. Кирилл Васильевич в свои годы продолжает работать (ему 91 год), есть дети и внуки. Является почетным гражданином поселка Усть-Ижора. Его мечта – поселиться в доме, где он родился.

Гончарова Ольга Петровна, экскурсовод Тярлевского Краеведческого музея,

Махровый модерн талантливого Петербургского архитектора Алексея Александровича Захарова.
Дом на перекрестке Клинского проспекта и Серпуховской улицы Захаров построил в свои 31 год. Без преувеличения можно сказать, что этот дом один из самых красивейших в городе а начало 20-го века.
Щедрое украшение фасада майоликовыми вставками, декоративные панно, выполненные в мастерских знаменитого мастера-керамиста Петра Кузьмича Ваулина.
Дом является главной доминантой района «Семенцы». По праву считать этот дом одним из самых красивых в Петербурге, ведь не каждый дом может похвастаться таким количеством и богатством украшений фасада.
В 1913 году закончив постройку своего детища на Клинском и увлекшись мыслью о постройке небоскребов, Алексей Александрович переезжает жить в США, но связи с родиной архитектор не теряет.
В советское время в журналах печатались его статьи об американской архитектуре.
Захаров и не думал покидать Россию навсегда. Его интересовали технологии постройки домов с использованием индустриальных методов, стекла и металла. Но началась мировая война, Россию потрясли две революции, началась гражданская война и архитектор остался навсегда жить в Америке.
В 1927 году архитектор работает в Нью-Йорке, затем перебирается в Чикаго, где организовал свою мастерскую и даже построил русскую церковь.
Умер Алексей Александрович Захаров в 1967 году в возрасте 85 лет.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector