Spdst.ru

Строительный журнал
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что означает ружья кирпичом не чистят

Левша (сказ)

Левша
Жанрсказ
АвторНиколай Лесков
Язык оригиналарусский
Дата написаниямай 1881 года
Дата первой публикации1881 год, «Русь»
Текст произведения в Викитеке
Цитаты в Викицитатнике

«Левша́» (полное название: «Сказ о ту́льском косо́м Левше́ и о стально́й блохе́») — повесть Николая Лескова в жанре сказа. Написана и опубликована в 1881 году. Автор включил повесть в свой сборник произведений «Праведники». [1]

В последние недели в Лондоне очень много экспериментального дизайна: сразу на двух крупнейших площадках города проходят тематические интернациональные форумы, посвященные разработкам и экспериментам в области вещной среды. В Музее Виктории и Альберта открылся Лондонский фестиваль дизайна, а в Сомерсет-Хаусе идет I Международная биеннале дизайна, на которой экспозиция России получила один из главных призов. TANR уже писала о том, что «Открывая утопию», проект Московского музея дизайна (ММД), награжден медалью за отражение главной темы нынешней биеннале — «наиболее последовательного и точного осуществления дизайнерской утопии». Москвичи представили выставку, посвященную экспериментальным разработкам советских технологов из легендарного ВНИИТЭ (Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики) 1960–1980-х годов, так никогда и не воплощенным, за небольшими исключениями, в жизнь.

Две другие главные награды получили павильоны Швейцарии и Ливана, работающие рядом с нашим. Швейцарцы, чья выставка разместилась буквально дверь в дверь с российской, посвятили свою экспозицию принципу нейтралитета, выраженному в обманчивости представленных объектов. Камни в их инсталляции сделаны из пенопласта и крайне легки, зато бумажные листы или иные, якобы легковесные, шарики изваяны из тяжелых материалов, призванных обмануть органы чувств. Миленько.

Масштабнее выступили ливанцы, построившие на террасе Сомерсет-Хауса целый арабский город с лабиринтом комнат, кафешек, грузовиков, заполненных фруктами и овощами. Сюда завезли жаровни и кальяны, начали печь лепешки со специями, из-за чего по набережной Виктории поплыли туманы вкуснейших запахов. Затем они включили телевизоры, посадили торговцев — короче, постарались максимально точно воплотить в центре чопорного Лондона кусочек аутентичной ливанской застройки. С рекламными плакатами и стайками уличных детишек. Вышло остроумно и необычно — на этот мини-городок как раз и выходят окна швейцарской и российской экспозиций. Если гора не идет к Магомету, то Магомет сам приходит к горе, а Восток поселяется в центре западного мира.

Западный мир

Жаль, что приз зрительских симпатий не заслужила турецкая инсталляция, опутавшая коридоры восточного крыла Сомерсет-Хауса прозрачными трубопроводами пневмопочты. Ибо метафора вышла сколь изящная, столь и наглядная. В самом павильоне Турции, в центре которого стоит эффектная трубчатая конструкция, похожая на модернистскую скульптуру, сияющую боками (если правильно подсветить), пишешь себе какую-нибудь записочку. Служащий отправляет ее путешествовать по пластиковым тоннелям, протянутым под потолком, соединяющим экспозиции разных стран. После чего послание возвращается обратно. Вам письмо!

Сомерсет-Хаус — квартал классицистических зданий на берегу Темзы. Раньше здесь были конторы и министерства, теперь во всех четырех крыльях монументального дворца с роскошным двором посредине (в нем, между прочим, показывают свои объекты Великобритания, Греция и Албания, получившая приз зрительских симпатий за скульптуру, состоящую из кривых зеркал в духе комнаты смеха) — музейные и выставочные пространства. В северном крыле работает знаменитый искусствоведческий Институт Курто с превосходной коллекцией импрессионистов, во всех остальных сейчас идет Биеннале дизайна: разные страны занимают соседние помещения, а зрители перетекают из комнаты в комнату, чтобы увидеть, кто во что горазд.

Да, в одном из отсеков западного крыла сейчас проходит выставка, посвященная творчеству Бьорк. И это еще одна рифма, связывающая Биеннале дизайна с дизайнерским фестивалем в Музее Виктории и Альберта, где также показывают большой проект, посвященный рок-музыке и шоу-бизнесу 1960–1980-х годов. Музыкальные выставки (тоже ведь имеющие отношение к миру дизайна) привлекают массу непрофильных и попросту «модных» посетителей, часть из которых вовлекается в приключения мира дизайнерских инициатив. Так что народу — море, у касс и национальных павильонов не протолкнуться (лучше приходить пораньше и не в выходные дни), ажитация царит нешуточная.

Вам письмо

Большая часть стран показывают экспериментальные и попросту фантазийные разработки. Японцы предсказуемо хвастают продвинутыми технологиями. Итальянцы рефлексируют о хрупкости классической культуры. Бельгийцы спускаются в метро — чилийцы, чья выставка рядом с российской, устремляются в космос. Кажется, только Московский музей дизайна обратился к истории технологических разработок из совсем уже законченного прошлого. Степан Лукьянов, арт-директор ММД, придумал изящную белую инсталляцию со множеством экранов, которую кто-то из лондонских критиков сравнил с декорациями к «Космической одиссее» Кубрика.

Александра Санькова, директор ММД, объяснила TANR:«То, что мы показали в Лондоне, — результат четырехлетних исследований, командной работы, разных перипетий и прекрасных находок. Я имею в виду не только архивы, прототипы и проекты. Самое главное — мы познакомились с сотрудниками ВНИИТЭ, бывшими и до сих пор работающими, замечательными людьми, «вниитянами», как они сами себя называют. В то время, когда многие советские заводы просто копировали западные образцы, во ВНИИТЭ создавали свои уникальные проекты, был системный подход, научная школа».

Понятно, что с дизайном в нашей стране — что тогда, что сейчас — как-то не очень. Поэтому правильно, что Россию на биеннале представляет именно музей, занимающийся изучением и сохранением прошлого. Это, кстати, и выделило отечественный павильон из чреды экспозиций остроумных, но одинаковых по посылу, из-за чего посетители фланируют от одного проекта к другому, плывут по течению, надолго застревая разве что внутри «Открывая утопию».

Дело еще и в том, что важной частью российской инсталляции стали разработанные в том же ВНИИТЭ картонные кресла — объекты сильные и, можно сказать, аутентичные. Лайтбоксы с наборами архивных слайдов, необходимые для медленного погружения в контекст, пульсируют на стенах; большими проекциями идут интервью с работниками ВНИИТЭ и инфографика с историей создания дизайна в СССР — все это требует сосредоточенности и внимания. Вот люди и замедляют бег, останавливаются. Садятся, если есть свободные места. Казалось бы, пустяк — картонные стулья, являющиеся важной частью российской инсталляции, ан нет, скорость пассажиропотока резко падает, появляется вдумчивость.

Наталья Гольдштейн, отвечающая в ММД за международные связи, объясняет, что картонные стулья не простые, но во всех смыслах золотые, ведь лондонская инсталляция стала самым дорогим из всех интернациональных проектов музея. «Национальных экспозиций на биеннале больше четырех десятков, а присесть, кроме буфета, практически негде. Наши картонные стулья сделаны архитектором Александром Ермолаевым к Международному конгрессу по промышленному дизайну, проходившему в Москве в 1975 году. То есть, конечно же, это реконструкция одноразовой мебели, некогда удивившей международных гостей. Тогда в фойе гостиницы «Россия» из картона сделали целый гарнитур, идеально вписавшийся в стиль нашей ретрофутуристической инсталляции. Хотя, конечно, как мы их доставляли из России — отдельная история».

Есть «бумажная архитектура», а российские музейщики показали в Лондоне реконструкцию «бумажной мебели», сработавшей на привлечение дополнительного внимания к сложно сочиненной и не менее сложно устроенной экспозиции. Как тут не вспомнить лесковского Левшу, который не только блоху подковал, но и привез из Лондона главный буржуинский секрет: англичане ружья кирпичом не чистят!

День открытых дверей

Экспозицию, разумеется, сопровождала большая параллельная программа. Ольга Дружинина, директор по развитию ММД, рассказала нашей газете, что «на биеннале в Сомерсет-Хаусе каждый день шли и продолжают идти дискуссии, а также круглые столы, в том числе инициированные дизайнерами и разработчиками стран — участниц биеннале. Однако и тут российские мероприятия, объединенные в один день, оказались особенно цельными и оттого запоминающимися».

Читать еще:  Въезд под кирпич полоса для движения

Московский музей дизайна решил закрепить успех, выпавший на долю «Открывая утопию» (любая уважающая себя биеннале, как известно, раздает призы в самом начале своей работы, чтобы сориентировать посетителей, на что обращать внимание), ни много ни мало «Днем российского дизайна». Открыла его лекция американско-украинского исследователя Константина Акинши «Революция и термидор. Графический дизайн 1922–1937», наглядно сопоставлявшая традиционную православную иконографию с приемами советских авангардистов. Далее выступали, например, модельер Виктория АндреяноваМодная индустрия в современной России») и Сергей Смирнов, название доклада которого («Промышленный дизайн как инструмент в конкурентной борьбе») говорит само за себя. Антон Степанов, руководящий дизайн-центром Международного информационного агентства и радио Sputnik, подготовил обзор «Информационная графика в России с 1920–1930-х до сегодняшнего дня». Марина Тимофеева, сотрудник отдела теории и истории дизайна того самого ВНИИТЭ, которому посвящена инсталляция российского павильона, поделилась воспоминаниями о работе института, более всего напоминавшего утопическое пространство романа братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Профессор Тим Куббин рассказал о другом очаге советской конструкторской мысли — Сенежской студии (Центральной учебно-экспериментальной студии Союза художников).

Всего «День российского дизайна» вместил восемь докладов, презентацию английской версии книги «Советский дизайн, 1950–1980», подготовленной Аленой Сокольниковой и Александрой Саньковой (в книгу вошли материалы, показанные музеем на биеннале), и показ документального фильма «История русского дизайна» режиссера Елены Китаевой.

Правда и выдумки о Левше

Известный тульский филолог Михаил Майоров издал брошюру «Миф о Левше: судьба без жизни», в которой, мягко говоря, подверг сомнению сложившийся у нас образ Левши как символ тульского рабочего мастерства.

О некоторых главных выводах, изложенных в этой небольшой книжке, мы поговорили с ее автором.

Карикатура на оружейника

– Михаил, откуда возник такой интерес к теме Левши?

– Всё очень просто. Когда-то, будучи еще сотрудником музея «Тульский некрополь», я получил предложение исследовать этот бессмертный образ, не такой простой и примитивный, каким его принято считать. И для меня как для исследователя было важно ответить на вопросы: кто такой Левша и откуда он? в чем был замысел произведения?

– Удалось ответить?

– Несмотря на почти 150 лет, прошедших со времени появления в литературе образа Левши, ответ на этот вопрос не дан ни в одном литературоведческом исследовании. Лесков будто бы услыхал рассказ о Левше от рабочего Сестрорецкого завода, перешедшего туда из тульского оружейного. Это уже подозрительно, ибо Лесков неоднократно бывал в Туле и ничего тут «не слыхал». Сестрорецкой версией писатель обеспечил себе надежный тыл. Во всех собраниях сочинений Лескова, где сказ комментировался, источниковая база подверглась странному расширению: появление сказа объяснялось уже «эпосом работников», «баснословной легендой». Эти сведения никто не проверял.


11 июня 1981 г. в Орле открыли мемориальный комплекс из 5 бронзовых фигур, посвященный Лескову.

– Получается, образ мастера сформировался сам по себе, безотносительно к той идее, что была заложена в произведение?

– В 2005 году, определяя место лесковского персонажа в современной культурной жизни, кандидат филологических наук Нина Алексеевна Щеглова обратилась к тулякам с просьбой внимательно вчитаться в литературный оригинал: «Левша у Лескова предстает неучем и пьяницей. Это фарс, карикатура на тульского оружейного мастера и фактическое отклонение от сущности при внешнем соответствии». Нина Алексеевна Щеглова, между прочим, коренная тулячка, лауреат премии им. Мосина, автор «Технического словаря тульских оружейников XVII–XVIII вв.».

– Почему же сразу неуч? Подковы блохе прибивать – очень тонкая работа.

– Давайте разбираться. Действие этой истории происходит в первой половине XIX века, когда оружейное производство достигло высокой технической культуры. На тульских заводах уже давно хорошо было налажено обучение ремеслу. Помимо оружейной школы для детей-сирот на 60 человек, где обучали грамоте, рисованию, арифметике и геометрии, существовала система обучения по цехам. Ученики распределялись по лучшим мастерам, и те обязаны были передать им секреты мастерства. После этого происходила торжественная церемония освидетельствования ученика в мастерстве, когда он в присутствии всего цеха демонстрировал новые «инвенции».

Настоящий, невыдуманный мастер не мог не знать «расчет силы» и четырех правил арифметики, а потому не мог лишить аглицкую блоху способности прыгать.

Также он не мог утверждать, что в России ружья кирпичом чистят, – с самого начала оружейного производства к каждому ружью и пистолету для чистки ствола прилагался шомпол с трещоткой и пыжовником.

– Нельзя же литературное произведение считать историческим документом.

– Вряд ли и Лесков претендовал на серьезный исторический анализ оружейного дела в Туле. Его Левша – это метафора, если хотите, миф. А мифы порой бывают более живыми и реальными, чем факты из учебника истории. Ведь даже самый продвинутый знаток литературы не сразу сообразит, к какому историческому периоду относится действие всех произведений о Левше. И что именно должно прославляться, когда сей персонаж сломал уникальное английское изобретение, неизвестно зачем его подковав.


Таким увидели тульского мастера в 1970-е годы члены содружества Кукрыниксы.

Левша или левша?

– У Лескова довольно странное для положительного персонажа определение «косой левша» прописано со строчной буквы.

– И кстати, редкий литературный персонаж выделяется среди прочих внешними данными. Обратные примеры можно пересчитать по пальцам: Гаргантюа, Пантагрюэль, Сирано де Бержерак, Портос, Квазимодо. Изображая странную внешность оружейника – косой, левша, на щеке родимое пятно, крестится левой рукой, – Лесков, по всей вероятности, подразумевал связь фантастического мастерства с нечистой силой. Поэтому, по авторскому замыслу, для словесного портрета достаточно словосочетания из двух слов: «косой левша».

– Да еще и левша со строчной буквы.

– Прославление и увековечение мастерового, сломавшего британский антиквар, принадлежит казанскому и тульскому дворянину, начальнику замочной части тульского завода Сергею Зыбину. В узкоспецифическом бюллетене «Оружейный сборник» он разместил статью «Происхождение оружейничьей легенды и о тульском косом Левше». Прописную букву Зыбин без околичностей и объяснений употребил уже в названии. С этого момента появился именно тот Левша, которого знает современный читатель и зритель.

– То есть прозвище стало именем только в начале XX века?

– Эту тонкость вообще очень трудно заметить, особенно если не иметь перед глазами прижизненное издание. Речь идет о таком определяющем компоненте произведения, как самый обычный оним, то есть имя в любом значении этого слова: персоним, топоним, эргоним и т. д. Собственно как персоним Левша встречается, например, в изысканиях Н. М. Тупикова: «Левша Михайлович, боярин в Литовском княжестве», «Левша Терпигорев, боярин Василия Шемячича» и так далее. Эти примеры убедительно демонстрируют варианты одного и того же имени Алексей. Версии «Лев», «Александр», «Леонид» для реалий того времени представляются весьма сомнительными.

– Это могло быть имя – даже не Левша, а Лёвша?

– Возникающий соблазн разместить ударение на последнем слоге относится к тем же рефлексам, что ударения типа диспАнсер, стОляр и др. Ответ прост, но следует начать от противного, исходя из самого текста. Лесков употребляет только прозвище безымянного героя. Это самый существенный момент, от которого отталкивается вся дальнейшая эволюция образа и его имени.

– А почему именно прозвище? Он действительно мог быть мастером, который работает левой рукой лучше, чем правой.

Читать еще:  Оборудование для производства силикатного кирпича технологическая схема

– Термины левый – правый, характерные для времен сегодняшних, на рубеже восемнадцатого-девятнадцатого веков еще не вошли в язык настолько плотно, чтобы Лесков имел основание использовать именно такое прозвище. Всё, конечно, относительно, но нельзя забывать, что мастеровые наряду с крестьянами и священством в обиходной речи пользовались архаизмами десница (правая) и шуйца, шуя (левая). Имена прилагательные левый и правый внедрялись почти насильственно.

Миф «Сурнин – Левша» не обоснован

– В Туле при всём при этом не сомневаются, что у Левши был реальный прообраз – мастеровой Алексей Михайлович Сурнин.

– Есть два мифа. Изначальный миф о левше – это наследие Лескова, писатель не обязан отталкиваться от реальности, если его целью прежде всего становится не факт, а предмет художественного изображения. Но миф «Сурнин – Левша» не имеет права на существование, он насильственно навязан и противоречит истине.

– Миф именно навязан?

– С совершенно неясной целью Зыбин принялся за поиски возможных прототипов обновленного им Левши. Учитывая явную творческую безапелляционность Зыбина, легко предположить, как скоро он нашел прообраз. В 1785 году тульские мастера Алексей Сурнин и Андрей Леонтьев по инициативе графа Григория Потемкина были снаряжены в Англию для повышения оружейной квалификации.

Сурнин в 1792 году вернулся в Россию и впоследствии прославился экспериментами по усовершенствованию оружия. Но доказательств осведомленности Лескова об этом факте не имеется. Сурнин не упомянут ни в одном сочинении Лескова. Фигура Сурнина подверглась посмертному внедрению в лесковское творчество теми патриотами, которых доктор филологических наук Борис Бухштаб, говоря о Зыбине, обозначил эпитетом «наивные».

В итоге «Тульский биографический словарь», например, без сомнений и ссылок называет лесковский сказ источником жизнеописания Сурнина. Причем как-то не замечается, что, в отличие от Левши (или левши), в биографии Сурнина не зафиксировано ни одного яркого, выдающегося и достойного литературной обработки факта: ни взлетов, ни падений, ни приключений, ни конфликтов. Сурнин был самым обычным человеком, хоть и отмеченным наградами, и не в пример Левше наплодившим кучу детей.

Согласно же Лескову, косой левша – убежденный холостяк, этакий местный простофиля со своими комплексами и склонностью к поучениям: «Англичане ружья кирпичом не чистят!»

– Кто-то еще эту Вашу точку зрения разделяет?

– Профессор Вадим Николаевич Ашурков предложил в одной из своих работ наиболее честный подход к параллели «Сурнин – Левша». При этом следует учитывать положение самого Ашуркова: он не мог допустить мысли об открытом противостоянии официальному краеведению, поэтому в качестве главной опоры доводов избрал свидетельство сына писателя Андрея Николаевича Лескова о нереальности личности левши. Среди прочего Ашурков писал, что «…сопоставил некоторые факты биографии Сурнина и Леонтьева» со «Сказом» Лескова и усмотрел «определенные совпадения».

Кратко передавая содержание «Сказа», Вадим Николаевич успевает и поздравить пребывающего в Англии левшу с патриотизмом, и выругать царей, и посочувствовать нищете «народных талантов». Главное не это, а то, что, цитируя Лескова, Ашурков довольно смело выделяет жирным шрифтом четыре слова: «…Я весь этот рассказ сочинил в мае прошлого года, и Левша есть лицо мною выдуманное». Основания для написания этого имени с прописной буквы здесь отсутствуют, скорее, это явная инициатива тульского редактора, но жирный шрифт Ашуркова намеренно игнорировался и педагогами, и писателями, и журналистами тульского края.

– В 2000 году даже нашли реальную могилу Алексея Сурнина.

– Надгробие Сурнина по подсказке профессора Ашуркова в далеком уже в 1986 году нашли и атрибутировали москвич В. А. Простов и туляк А. А. Камоликов. В 2005 году ныне покойный начальник службы тульского городского транспорта Т. В. Шарыпов организовал установку дублирующего надгробия-стелы рядом с «саркофагом» Сурнина. Эпитафия, содержащая грубейшую орфографическую ошибку, гласит: «Сурнин Алексей Михайлович. 1767–1811. Легендарный Тульский Левша. Неутомимому труженнику в приобретении успехов в пользу России». Вот так неистребимая безграмотность нашла увековечение, ибо исправить слово «труженник» технически невозможно, да и некому.


Уже в наше время на могиле Сурнина поставили памятник
как неутомимому тружеННику.

– А миф стал историческим фактом?

– Вопреки предупреждениям Ашуркова и откровениям самого Лескова ложное тождество реального Сурнина и литературного персонажа по сей день используется. Многим читателям советского периода были знакомы сборники с названиями типа «Наследники Левши», «Потомки Левши» и проч., изданные массовыми тиражами. Ни о каком левше (или, конечно же, Левше) там не говорится ни слова, а герои – мастера с тульского оружейного и подобного ему заводов. Давая этому шаржированному персонажу вторую жизнь в образе современных мастеров, составители подобных сборников не отдавали себе отчета в том, что попросту оскорбляют тех, кто аглицких блох не ломал и даже не практиковался за границей. Литературная эволюция закончилась курьезом.

Никогда не живший на свете левша был переименован в Левшу и наряду с невыдуманными людьми стал фантазийным тульским брендом, которому наставили памятников, хотя кроме истории с блохой ни один другой подвиг этого странного человека неизвестен.

Зато после выноса памятника Левше с территории машзавода он прекрасно устроился напротив памятника настоящему императору.

Во что обходится Cadillac XT5

ПЛАТА ЗА ПРОЕЗД

Продавать Cadillac XT5 в России собираются начать ближе к зиме, но цены и комплектации уже объявлены. Двигатель предлагается пока единственный — атмосферный V6 объемом 3,6 л мощностью 314 л. с, коробка передач — тоже, это 8-ступенчатый «автомат», привод — только постоянный полный. Самой доступной и самой простой будет комплектация, названная по имени модели — XT5, цена — от 2,99 млн руб. Здесь предлагается недурной набор опций: 5,7-дюймовый цветной дисплей, электрорегулировка сидений с памятью положения, панорамный люк, парктроники, светодиодные фары, электропривод двери багажного отсека и много чего еще. Однако покупатель в данном случае лишен возможности выбора и индивидуализации: салон — только серая кожа, цвет кузова — только серебристый металлик. За 3,19 млн руб. уже можно выбирать из семи возможных цветов, из трех вариантов оформления интерьера, становятся доступными такие вещи, как навигация и пакет «Осведомленный водитель» — сиденья с вибросигналом, системы предупреждения столкновений и слежения за положением в полосе и т. п. Заплатив за комплектацию Premium 3,59 млн, получаешь дополнительно адаптивное шасси с подвеской Performance, а в случае выбора Platinum за 3,99 млн руб.— все, что может предложить Cadillac, включая 8-дюймовый дисплей, камеры по кругу и то самое электронное зеркало заднего вида со встроенным дисплеем и функцией потоковой трансляции видео.

Гарантия на основные узлы и агрегаты — три года или пробег 100 тыс. км, если они будут пройдены раньше. Межсервисный интервал определяется бортовым компьютером исходя из конкретных условий эксплуатации. Ориентировочная стоимость каско для версий с богатой комплектацией — 250-300 тыс. руб., стоимость ОСАГО без учета скидок — 10 982 руб. транспортный налог c учетом повышающего коэффициента (т. н. налог на роскошь) — 69 750 руб.

Дед Мазай

Добрый дедушка, спасающий зайцев во время половодья, с легкой руки Николая Некрасова и школьных учителей стал символом русского крестьянства: забыв о собственной выгоде (это ж сколько полушубков старухе можно справить с этих ушастиков?), дед Мазай самоотверженно плавает от острова к острову на утлой лодчонке и спасает жизни зверям. Казалось, по всей Руси живут одни только добрые деды Мазаи, и уж если человек дожил до седой бороды — то уж зайца он непременно при случае спасет.

Читать еще:  Сколько весит один кирпич м100

Лесков «Левша», глава 10 – краткое содержание

Прибежали оружейники к Платову. Он открыл шкатулку и увидел: лежит там блоха, какая и была. Рассерчал атаман и стал туляков ругать. Но они сказали: пусть он их работу к Государю везёт – тот увидит, стоит ли ему своих русских людей стыдиться.

Боялся Платов, что мастера блоху испортили. Крикнул он, что одного из них, подлецов, с собой в Петербург возьмёт. Схватил атаман за шиворот косого Левшу, бросил в ноги к себе в коляску и помчал с собой, даже без «тугамента» (документа).

Сразу по приезде Платов надел ордена и пошёл к царю, а Левшу велел казакам при подъезде дворца караулить.

«Радио без границ» добралось до Нижнего Новгорода

27 сентября 2018 года, 18:00

Российские и зарубежные радиовещатели приехали за наградами на фестиваль «Радио без границ» в Нижний Новгород

Фестиваль «Радио без границ» открылся в Нижнем Новгороде через сто лет после того, как в нашем городе обосновалась радиолаборатория. Корреспондент РИА «Время Н» пообщалась с участниками и выяснила, какое будущее ждет «великого слепого» и какова главная проблема отрасли.

Радиостолица

Фестиваль в Нижнем Новгороде проводят впервые, однако у него уже есть двухлетняя история за плечами. Столицу Приволжья выбрали благодаря победам нижегородских радийщиков в прошлом году. И хотя, город нельзя назвать лидером российского радиовещания, история отечественного радио во многом обязана Нижнему Новгороду, отметил гость фестиваля, пресс-секретарь губернатора Нижегородской области Александр Двуреченский.

«Это стало, на мой взгляд, поворотным этапом развития радио в стране. В этом году мы отмечали юбилей нижегородской радиолаборатории. В следующем году мы будем отмечать еще один важный юбилей, в феврале 1919 года впервые в стране, вместо морзянки раздался человеческий голос. С этого момента началась голосовая история радио в России», — сказал он.

Ценность радио в 21 веке поддерживает и МИД.

«Представительство МИД тесно работает с местными радиостанциями, поскольку мы считаем, что радио — один из самых эффективных способов донесения до простого человека позиции МИД по некоторым вопросам», — заявил атташе представительства МИД в Нижнем Новгороде Никита Звягин.

Алгоритмизация творчества

Рассказать не только об успехах, но и предоставить чек-лист и разобрать ошибки — такие задачи ставит перед «Радио без границ» главный редактор радио «Книга» и соорганизатор фестиваля Егор Серов.

В Нижний Новгород приехали те, кто стал лучшим по номинациям заочного конкурса.

«Мы провели конкурс предварительный, у нас есть победители, но мы не просто вручим дипломы, пожмем руки и скажем „молодец“, а этот человек расскажет, как работал над этой программой, как удалось это сделать всем, кто принял участие в фестивале», — сказал Серов.

Победителем в нескольких номинациях стало радио Matryoshka, которое вещает для русскоязычных жителей Великобритании, Шотландии и Испании. Программный директор радиостанции, Николай Крупатин заявил, что делиться опытом нужно, потому что ошибки сейчас влияют на весь рынок.

«Когда мы только начинали строить свой эфир, мы сидели в углу и потирали руки „вон, мы как круто делаем, а вы там…“ И вот сейчас, особенно последний год-полтора в голове стало очень многое меняться, потому что я понимаю, что ошибки моих коллег в России они вредны в целом для индустрии. Мы сейчас сами себе напоминаем того самого левшу, который приехал в Санкт-Петербург и размахивает руками и кричит, что в Англии ружья кирпичом не чистят. Как раз и хочется поделиться теми знаниями, которые мы наработали, потому что это очень важная инвестиция во всю индустрию», — отметил Крупатин.

Кадровый вопрос

Творческие коллективы станций, по словам участников фестиваля, в среднем, от 4 до 6 человек и такие цифры возможны не только на местных радиостанциях, но и в крупных компаниях. Между тем, на радио, по словам Егора Серова «завязано много людей».

«Радио — это целый комплекс, это не социальная сеть и не „Живой Журнал“. Нельзя написать что-то одному человеку и считать, что это сделано. На радио завязано много людей, и успех радиостанции зависит, во-первых, от оригинальности концепции, от правильного понимания целевой аудитории и от верной реализации», — сказал он.

Попасть на радио мечтают многие, судя по тому, что различные школы радиоведущих процветают, а между тем, вопрос кадров остается болезненным для всего рынка, читает программный директор радио Matryoshka Николай Крупатин.

«Кадровый вопрос — это проблема номер раз вообще всего радиовещания и отечественного в том числе. На самом деле, наши сотрудники сейчас размазаны практически по всему миру. При этом, на сегодняшний день пафосность названия диплома не имеет никакой ценности. Либо человек чувствует аудиторию, либо не чувствует, этому невозможно научить. Если человек хочет работать на радио, то, во-вторых, он должен найти педагога по технике речи, а во-первых — он должен прочитать много книг. Хорошую литературу, чтобы запастись хорошим багажом слов, включить мозг, чтобы мозг был готов работать со словом, это самое важное на сегодняшний день», — считает он.

Секрет успеха

Один из призов на фестивале получила небольшая городская радиостанция из Башкортостана. Радио «АРИС» работает в Кумертау, небольшом городе, где живут 60 тысяч человек. И, при этом, коллектив заполняет 24 часа собственного вещания.

«Очень большие возможности для творчества, 90% того, что ты придумал, можно выпустить в эфир, главное приложить к этому силу, главное доказать, что нужно, на сетевых радиостанциях я этого не видел. Мы поняли, что самый главный козырь местных радиостанций — быть ближе к радиослушателям. А для этого нужно рассказывать о них, говорить, что происходит у нас в городе, у нас в районе, по-другому не выжить просто», — отметил заместитель главного редактора по радиовещанию ТРК «АРИС» Алексей Ширдин.

Вопрос денег

С тем, что монетизация творчества — вопрос сложный, согласны все радиовещатели. При этом, многие считают, что в России этому пока не научились.

«Просветительское, разговорное радио трудно монетизируется, но это не означает, что его нельзя монетизировать. Это говорит только том, что мы пока не умеем это делать. Но многие радиостанции разговорные успешно монетизируются, не смотря на то, что у них даже нет большой сети», — сказал Егор Серов.

Интересно, что радио «АРИС» из Кумертау, по словам Алексея Ширдина, находится полностью на самоокупаемости.

Будущее

Цифровое вещание, которое в будущем заменит «аналог», изменит рынок радиовещания. Так, по словам директора «Федеральной школы радио» Екатерины Седовой количество игроков только вырастет.

«И сейчас количество радиостанций немалое — более 3,5 тысяч радиостанций в ФМ-диапазоне, а есть еще и возможность создать онлайн-радиостанцию. Это значит, что нет местечковых локальных историй, нет такого, что здесь принято так, а там — иначе. Возникают единые модные фишки. Станция может вещать с Камчатки, а её могут слушать в США» , — сказала она.

По её словам, в Россию возвращается время харизматичных и ярких ведущих, благодаря которым будут слушать ту или иную радиостанцию.

«Наверное, сейчас приходит время, которое было в начале 90-х, когда только появлялись невероятно яркие кумиры. Сейчас опять будут нужны яркие личности, которые смогут стать „звездами“ на территории всей планеты. И это не бренд радиостанции, а бренд человека».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector