Spdst.ru

Строительный журнал
4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Железосодержащая добавка при производстве цемента

муниципального образования город-герой Новороссийск

Денис Пантелин всегда смотрел на трубы цементных заводов с некоторым внутреннем трепетом. Если большинство людей в 90-е эти серые дымящие монстры раздражали: «Дышать нечем!», то молодой человек видел в них свое будущее: «Получу правильную специальность и всегда буду с работой – мергеля в Новороссийске много».

Карьерный вопрос

Мы стояли на вершине карьера. Солнце светило ярко, не спасал даже козырек строительной каски, все вокруг казалось белым. Ковш экскаватора сыпал в кузов маленькой машинки мергель, заволакивая все вокруг клубами пыли. Маленькой «Скания» кажется из-за размеров карьера, а за раз она вывозит 45 тонн породы, это примерно 31 тонна будущего цемента.

Машины идут одна за другой. Этот караван будет тянуться до обеда, а потом на их место в карьер придут взрывники. В пробуренные заранее скважины заложат взрывчатку. «Бах!» – и готов новый участок. Теперь дело за специалистами из лаборатории, которые отберут пробы, сделают анализ, внесут данные в умный компьютер, он, «распробовав» свежее сырье, выдаст рецепт: чего и сколько добавить, чтобы получить высококачественный цемент необходимой марки. Никакой халтуры!

«Никакой халтуры!» – жизненный девиз Дениса Пантелина, главного технолога Верхнебаканского цементного завода. Он хорошо окончил техникум и собрался поступать в Белгородский государственный университет. От дома далеко (тогда еще не было филиала в Новороссийске), но зато там готовили специалистов по мергелю. И тут в дело вмешалась любовь по имени Светлана. Отступить от мечты? Остаться в Новороссийске? Когда на небесах создают пары, то все тщательно продумывают, нам на земле остается лишь не ошибиться и найти свою половинку. Денис не ошибся. Оказалось, что Света тоже собиралась поступать в Белгородский университет и тоже хотела связать свою судьбу с мергелем!

Человек машине друг

«Скания» с шумом высыпала груз в бункер-накопитель. Следующим этапом требуется раздробить куски, размер которых порой достигает 90 см, на мелкие части. После дробилки будущий цемент попадает на ленточный транспортер с поточным анализатором. Анализ делается каждые две минуты. Скорость подачи сырья регулируется автоматически. Когда заглядываешь в этот «амбар», испытываешь странные ощущения, кажется, что человек тут лишний – машины сами со всем справляются.

Читать еще:  Быстросохнущий раствор для цемента

Денис и Света поженились. На втором курсе у них родилась первая дочь. Родители молодых супругов заволновались о дальнейшей учебе. По очереди бабушки приезжали на подмогу. Денис по ночам разгружал вагоны, потому что прожить на стипендию, хоть и повышенную, семье было сложно, а позже стал еще курсовые за деньги писать для тех, кто не очень-то старался учиться. Когда дочке исполнилось 8 месяцев, ее отдали в детский сад, так что Светлане не пришлось брать академический отпуск. В 2003 году Пантелины получили дипломы и вернулись в Новороссийск.

Молодого специалиста ждала армия, но отдать долг Родине не получилось: родилась вторая дочь.

Словно лава

По транспортеру сырье попадает в валковую мельницу, но перед этим проходит еще один анализатор. Мергель в Новороссийске по своему химическому составу максимально подходит для производства цемента. И все же для получения конечного продукта на Верхнебаканском заводе к нему добавляют немного железосодержащей добавки, на другом заводе, расположенном в пригороде Новороссийска, помимо железа еще и алюминий вводят – выработка карьера дошла до тех слоев, которые бедны этим металлом.

Валковая мельница Верхнебаканского завода уникальна своей большой производительностью. Оборудование превращает минеральную породу в порошок, но это еще не цемент. Затем следует спекание: температура в печи достигает 1500 градусов! Представляете, сколько надо ресурсов, чтоб ее раскочегарить? Для того чтобы быть независимыми от городских сетей, завод построил собственную газопоршневую электростанцию. Это позволило прилично экономить на энергоресурсах, а излишки выработанной электроэнергии поставлять соседям – Первомайскому заводу.

Из печи обожженный материал ссыпается в холодильник. Если заглянуть в маленькое окошко, то кажется, что это лава стекает по склону вулкана, иногда взрываясь огненными гейзерами. В холодильнике он остынет до 80-100 градусов.

По знакомству

Денис не думал, что, имея диплом, испытает трудности с устройством на работу. Под Новороссийском несколько цемзаводов, неужели им не требуются специалисты? В отделе кадров «Атакайцемента» предложили только должность разнорабочего. Молодой человек согласился: не привык филонить, и семью кормить надо.

Читать еще:  Цемент известковый марка 75

На выходе из конторы встретил своего бывшего одноклассника. Разговорились. Тот был главным технологом: «В разнорабочие пусть найдут кого-нибудь другого, а ты пойдешь ко мне в отдел». На цемзаводе в Гайдуке Денис проработал технологом 1,5 года. Затем решил попробовать себя в строительном бизнесе, но недолго. Друг, с которым когда-то работал на «Атакае», позвал на Верхнебаканский цементный завод (ВБЦЗ).

1 сентября 2005 года Денис Пантелин приступил к обязанностям главного технолога. Через некоторое время туда же устроилась его супруга (сейчас она старший инженер-лаборант).

От старого к новому

В то время на заводе была еще старая производственная линия. Цемент делали полусухим способом. Технология требовала больших затрат воды и газа, поэтому себестоимость выпускаемой продукции была высокой. Производительность при этом оставляла желать лучшего – всего 200-210 тысяч тонн в год. Для сравнения: сегодня ВБЦЗ производит в 10 раз больше!

В 2008 году приступили к проектированию новой линии, а уже на следующий год началась стройка. У скептиков это вызвало улыбку: не получится совместить старое и новое без остановки производства. Но ВБЦЗ справился. Изменился не только внешний вид, но и «начинка» предприятия: все оборудование и программы – европейские. Для обучения персонала были привлечены иностранные специалисты, кроме того, некоторые сотрудники, включая главного технолога, прошли стажировку за границей.

Старую линию полностью остановили в 2012-м.

«Вкалывают роботы – счастлив человек!»

В лаборатории завода вместе с людьми трудится робот. Он никогда ничего не путает. Пробы по пневмопочте прилетают к нему каждый час: измельчил, спрессовал, загрузил таблетку в сверхточный спектрометр. Результаты полученных анализов сразу отображаются на мониторе у операторов. Такой контроль позволяет заводу быть абсолютно уверенным в качестве выпускаемой продукции.

Раз в год все семь марок цемента, производимые на ВБЦЗ, без проблем проходят обязательную сертификацию. В пиковый сезон завод ежедневно отгружает 9000 тонн цемента, большая часть которого вывозится по собственной железнодорожной ветке до станции Тоннельная.

Читать еще:  Как убрать цементное молочко с бетона

Денис Пантелин работает на заводе 15 лет. Он может часами рассказывать о том, как тут все устроено, потому что знает от и до, наверное, поэтому его пригласили стать председателем дипломной комиссии в одном из новороссийских техникумов.

– Открываю чью-нибудь дипломную работу, а там марка цемента, которая уже лет пять снята с производства. Это вызывает много вопросов к преподавателям. Обидно, что, когда под носом такой мощный и современный завод, как ВБЦЗ, нет заинтересованности в получении новых знаний, хотя мы открыты. И практику у нас можно пройти, и экскурсию проведем. Сегодняшнее производство цемента – умное, высокотехнологичное, ему нужны грамотные кадры.

Белые воротнички

ВБЦЗ – это больше 700 рабочих мест. Половина сотрудников живет в Верхнебаканском. Многие ходят на работу в светлой одежде, правда, дышат в масках, но это не из-за цементной пыли: всему виной коронавирус. Руководство завода строго следит за дисциплиной и состоянием здоровья сотрудников. Люди улыбаются, когда слышат разговоры об отключаемых на ночь фильтрах. Зачем? Ведь они не враги себе и своим семьям.

Я провожу пальцем по стене здания – пыль. Немного, но есть. Поймав мой взгляд, Денис поясняет: «Это от самосвалов». Аккуратно снимаю медицинскую маску и смотрю, что надышала: если уж, по заверению властей, она способна удержать вирус, то пыль и подавно, а значит, она должна на нее осесть. Маска с виду чистая.

Ухожу с завода под впечатлением. Никогда не думала, что производство цемента – такой технологически сложный процесс. И хоть большую часть работы берут на себя машины, за всем этим стоят люди и нередко семьями. Выходит, что у них настоящий «роман» с мергелем.

Полина КАЛАШНИКОВА,

фото автора и из архива Дениса Пантелина

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector