Spdst.ru

Строительный журнал
7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бей жида большевика морда просит кирпича

ЛитЛайф

Помогите нам сделать Литлайф лучше

  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • .
  • 81
  • 82
  • »
  • Перейти

Политрук минометной роты 29-й стрелковой дивизии Михаил Алексеев. Август 1942 г. Сталинград. Фотография на партбилет

Он вернулся ко мне через 60 лет, без самого малого.

Александр Проханов в своем выступлении на презентации «Моего Сталинграда» сказал:

«У меня возникло ощущение, что эта книга является длинным, обстоятельным письмом фронтовика о том, что с ним происходило на фронте. Письмо это Михаил Алексеев писал 50 с лишним лет. Начинал писать еще тогда, в сталинградских степях, своим домашним, в саратовскую глубинку, но потом сам вернулся домой и сам прочитал свое давнишнее письмо. Он одновременно и отправитель военных треугольников зимы 1942 – 43 годов и их отправитель спустя полвека».

Ощущение А. Проханова оказалось поразительно точным по главной сути. Замечу лишь, что давнишнее то письмо составилось из множества писем, и писались они не 50 лет, а двести дней и двести же ночей в окопах Сталинграда, день за днем на протяжении всего побоища. А посылались те треугольники не моим домашним в саратовскую глубинку, Саша, а в малюсенький город Ирбит, затерянный где-то в уральских горах, куда во время эвакуации перебралась из города Сумы одна украинская семья, а с нею, сообщал я в «Моем Сталинграде», прелестнейшее существо по имени Оля Кондрашенко. Жили мы в одном доме в уютном и ласковом городке на берегу поэтичнейшей речки Псёл. И, конечно же, не могли не подружиться. И не знали, что дружба наша будет очень долгой. И виною тому Оля, Ольга Николаевна – она не давала (да и сейчас не дает) погаснуть этому светильнику нашей прекрасной дружбы, так и не перешагнувшей порога, за которым было бы уже другое.

Вот ей-то, Оле Кондрашенко, я и посылал все свои сталинградские письма. И она сохранила их все до единого! И лишь теперь, спустя не пять, а шесть десятков без малого лет, стала высылать их мне. Сталинград из кроваво-огненной своей Купели вновь вернулся ко мне в моих же собственных письмах. Часть из них в канун нынешнего 2002 года использовала газета «Российский писатель» в довольно большом материале, названном достаточно точно: «Возвращение огня». Основная масса моих писем, к сожалению, получена мною уже после того, когда работа над романом подходила к концу. Но мог ли я упрекнуть свою верную подружку за задержку с присылкой писем, когда она, советская патриотка, оказалась вдруг «заграницей», живет теперь одна-одиношенка в Ужгороде, куда привезли ее с Урала родители, ныне уже ушедшие из жизни?

После войны переписка моя с Олей возобновилась и продолжается по сей день. Ни в одном из множества писем ко мне нет ни малейшего упрека в том, что в основном по моей вине наша светлая дружба не завершилась тем, на что вроде бы естественно рассчитывали. Судьба распорядилась по-своему.

Переписка с Ольгой Кондрашенко у меня продолжалась и после Сталинградской эпопеи, о чем говорит и это стихотворение, написанное мною и посланное девушке 29 августа 1944 года уже из Трансильвании. Но Сталинград занимал особое положение и в характере нашей переписки, начавшейся, для меня, во всяком случае, с Акмолинска, куда я попал во вновь формирующуюся 29-ю стрелковую дивизию, не зная, не ведая того, что в ее составе мне суждено будет пройти от начала и до конца все круги ада Сталинградского побоища в должности политрука минометной роты и заместителя командира артиллерийской батареи.

14 мая 1942 года я писал своей подруге:

Сообщаю тебе, что из Акмолинска я выехал 29.3.42 года. Сейчас нахожусь близко от фронта снова. Скоро вступлю в бой с немецкими захватчиками. Прошу тебя не терять со мною связи. Если все кончится хорошо, наверняка увидимся. Пиши мне чаще письма. Если потеряешь со мною связь, прошу связаться с моим братом, адрес которого я тебе давал».

Читать еще:  Тех характеристики костромского кирпича

В бой мне пришлось вновь вступить не так уж скоро и не там, где предполагалось.

«До поры до времени, – говорится в первых же строчках „Моего Сталинграда“, – никто из нас, оказавшихся августовским летом сорок второго между Доном и Волгой, как между тяжким огненным молотом и наковальней, – никто не знал, не ведал (повторю и здесь два этих слова! – М. А.), что Абганерово[1] будет включено в наши души и навсегда, до последнего часа останется там у тех немногих, кому неким чудом удалось выжить.

Двумя неделями раньше сформированная в казахстанских степях 29-я стрелковая дивизия, новенькая, с иголочки, свеженькая, укомплектованная по штатному расписанию, предназначенная было для обороны Москвы на дальних подступах к ней и временно расквартированная под станцией Волово Тульской области, неожиданно, в одну июльскую ночь и в одно утро была погружена в эшелоны и с бешеной скоростью устремилась куда-то на юго-восток».

Впрочем, мы-то догадывались – куда именно.

И вот первое мое письмо оттуда:

Сейчас в самый тяжелый и опасный момент я получил от тебя письмо. Можешь ли ты представить все волнения души моей в этот час?! Нет, ты не можешь представить. Это может представить человек, находящийся со мною под непрерывным обстрелом с воздуха и земли.

Положение мое, моя дорогая, таково, что вряд ли мое письмо дойдет до тебя, но если оно все же и дойдет, то я боюсь, как бы оно не было последним. Но не падай духом, подружка моя, я еще долго намерен грызться с проклятым немцем, буду бить его до последней возможности, Сейчас, пока я пишу, все гудит вокруг, степь стонет, вздрагивает.

Плачется родная земля!

Хочется крикнуть на всю Русь: товарищ, друг, дорогой человек! Если ты способен держать в руках оружие, если ты можешь крепко взять в руки топор, лопату, вилы, оглоблю, если у тебя, русская женщина, есть в руках мотыга, кочерга, навались на немца! Он кровожаден. Он пришел пожрать нас. Немец не хочет работать, он хочет пить чужую кровь.

Бей немца, чем можешь и где только можешь! Бей – ты спасешь родину, ты не будешь презрен поколением за то, что отдал на поругание вислозадому немцу свою могучую державу.

Если у тебя, советский человек, нет под руками ничего, чем бы мог ты гвоздить немца, то вырви собственное сердце и его, раскаленное лютой ненавистью, брось в ворога.

Оля, дорогая моя девочка! Я очень люблю жизнь и очень хочу жить, и все-таки я отдам без страха эту жизнь, уже решил ее отдать. Я хочу жизнь (так сказано в письме. – М. А.), именно поэтому я и отдам ее.

Потому что не всякой жизнью я хочу жить. Я привык жить в стране, где человек является хозяином своей судьбы.

Но я не хочу жизнь с вечно согбенной спиной, по которой бесцеремонно будет бить немецкий кровожадный ефрейтор.

Нет, такая жизнь мне не нужна. Я от нее отказываюсь. Она чужда мне.

Лучше тысячу смертей, чем такая жизнь! Немца надо убить и спасти Россию!

Оля, возьми и прочти это письмо многим русским рабочим. Пусть они услышат голос юноши, отдавшего себя в защиту страны, в которой впервые в многовековой истории восторжествовала мудрость.

Будь счастлива и здорова, Оля! Не поминай плохим словом и надейся получить от меня не только письмо, но и нежный поцелуй.

Горячий, сердечный привет папе, маме и бабушке. Всем я им также желаю большого счастья. Пиши.

Ну а теперь мне хотелось бы предупредить нынешнего читателя, предупредить о том, чтобы он помнил, кем, где и когда писалось это письмо и другие письма, последующие одно за другим за этим.

Читать еще:  Что лучше кирпич плита монолит

Писал я, мне было 23 года, я был политруком минометной роты, а потом и ее командиром. В роте моей было 110 бойцов. Строчки эти набрасывались на бумагу в начале августа 1942 года в самый разгар боев в междуречье Дона и Волги, под Абганерово, уже не на дальних, а ближних подступах к Сталинграду. После войны я дважды был в Германии, Восточной и Западной. И знаете, встречали меня более дружески немцы, вернувшиеся из русского плена. В один голос они говорили мне одно и то же: русские кормили нас, принесшим им столько бед, кормили лучше, чем себя. Сами-то они жили впроголодь.

Так называется станция, где в ту пору шло ожесточенное сражение. (Здесь и далее примеч. автора.)

update: 12-01-2015 (13:36)

С сайта «Каспаров.ру»

Истерика российских властей и СМИ по поводу известного высказывания Яценюка, сделанного в Германии, напоминает реакцию исламистов на «оскорбление пророка Мухаммеда». Дело в том, что культ победы в Великой Отечественной войне (ВОВ) давно начал приобретать характер новой религии. Ее наиболее фанатичные приверженцы напоминают исламистов, по аналогии с которыми их можно назвать «ВОВистами» или «ВОВанами». Основная догма ВОВизма: «Мы спасли весь мир: и подлых евреев, и тупых америкосов, и коварных англичан, и хитрозадых хохлов (хотя, вообще-то, всех их гадов лучше было бы и не спасать). А теперь нам все должны. Те, кто в этом сомневается — неблагодарные фашисты».

ВОВаны даже не задумываются о том, что другие народы тоже воевали против нацизма, что он как историческое явление был обречен, что если бы Россия проиграла в ВОВ, Германия все равно была бы разбита, как и в Первой мировой войне, когда союзники после Брестского мира обошлись и без нас; что самого государства, которое победило в ВОВ (СССР) давно нет, а современные россияне в подавляющем большинстве никакого отношения к событиям семидесятилетней давности вообще не имеют. Как и догмы других религий, символ веры в ВОВ не требует рациональных доказательств: «верую, потому что абсурдно», как говорили средневековые схоласты.

Как и исламисты, ВОВаны пытаются навязать свой культ всему миру, а тех, кто ставит под сомнение их догмы, обвиняют в кощунстве и пытаются наказать.

Реальные ветераны ВОВ получают от этого культа очень мало. Они живут хуже своих побежденных бывших противников в Германии, а тратит на них государство несоизмеримо меньше, чем на помпезные обрядовые действия в рамках религии ВОВ, типа празднования 9 мая. На эти средства можно было бы сделать всех ветеранов мультимиллионерами.

Главный ВОВан России — ВОВан Путин. Служители культа ВОВ — его чиновники и пропагандистская обслуга. Основной сакральный символ религии ВОВ — «георгиевская ленточка», которую ВОВаны по праздникам цепляют себе на разные места, как папуасы бусы, только что подаренные им заезжим путешественником. Если исламисты — искренние фанатики, то высокопоставленные ВОВаны — в основном просто жулики, пытающиеся укрепить с помощью этого культа свою власть и привилегии. Они продают свой ВОВ-опиум для народа, чтобы население и дальше, пребывая в урапатриотическом дурмане, безропотно терпело их ярмо.

Сами-то они люди абсолютно циничные, ни во что не верят и служат тем богам, которые им в данный момент выгодней. Было бы интересно посмотреть на то, как вели бы себя в условиях войны все эти Киселевы, Соловьевы, Мамонтовы и пр. Думаю, они при первой же опасности побежали бы к немцам сдаваться. А потом в какой-нибудь коллаборационистской газетке применяли навыки, полученные в путинском агитпропе, пописывая статейки в стиле «бей жида-большевика — морда просит кирпича».

Я с большИм пиететом отношусь к той части Второй мировой войны, которая была названа сталинскими властями для поднятия боевого духа населения «Великой Отечественной». Тем более, что в ВОВ участвовали мои родственники, а террористический сталинский режим противостоял в ней еще более страшному, по крайней мере для них, гитлеровскому. Сохранять память о войне, поддерживать ветеранов — безусловно нужно. Но, как говорил гоголевский Городничий: Александр Македонский (в нашем случае — участники ВОВ), конечно, герой, но зачем же стулья ломать? Зачем все эти дорогостоящие ВОВ-обряды, фанатичный «ВОВизм», периодические всплески агрессии против ВОВ-«кощунников»?

Читать еще:  Кирпич по технологии гиперпрессования

Религия победы в ВОВ постепенно приобретает характер навязываемого обществу тоталитарного культа, важной части формирующейся шовинистической государственной идеологии. Вся эта ВОВ-истерия — свидетельство того, что государство в России становится все более идеологизированным, движется от авторитаризма к тоталитаризму.

В Москве начался монтаж т.н. «Стены скорби»

Последние записи в этом журнале

Досье «Пандора» о ближнем круге Владимира Путина

Для народа России уже давно не секрет, что тем громче российский политик, чиновник или олигарх кричит о патриотизме — тем жирней у него капиталец…

О причинах «изобилия» мяса при хиреющем сельском хозяйстве России или как толстел бройлер

Разумные люди понимают причины продуктового и в частности мясного изобилия на наших прилавках, наступившего буквально за несколько дней перехода к…

Про 3-4 октября 1993 года

В этот день 28 лет назад в России прикончили демократию. С тех пор в России воцарилась диктатура одного сперва вечно пьяного человека, а затем…

Про «бомбу», заложенную под страну Ельциным в 1993 году

Наш кремлевский сказочник любит периодически рассказывать про атомную боНбу, заложенную большевиками под Расею-матушку. Не нужно иметь много ума,…

Про узаконенный обвес и обман покупателей в современной России

А помните, как в «проклятом Совке» государство жестко карало жуликоватых продавцов за недовес или за недолив товара? Органы (ОБХСС) считали…

Развитие идей Шойгу

Вчера прошла встреча Путина с губернатором Кемеровской области, где была подхвачена идея Шойгу о создании городов-миллионников в Сибири. Только ее…

Информация об этом журнале

  • Цена размещения 60 жетонов
  • Социальный капитал8 634
  • В друзьях у
  • Длительность 12 часов
  • Минимальная ставка 60 жетонов
  • Посмотреть все предложения по Промо
  • 1
  • 2
  • 3

Почему Путин против народа России?

  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий

В Москве начался монтаж т.н. «Стены скорби»

  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий

  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий

  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Развернуть
  • Новый комментарий

  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий

  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий

ТОП: 19:00 (московское)

  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий

  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий

В том краю, где жёлтая крапива —
Это всё РФ —
Присосался к банку сиротливо
Доходяга Греф.

Затерялась Русь в Мордве и Чуди —
Там кустарник плох.
В фатерланд, где вид пейзажа чуден,
Переехал Кох.

Авен, Фридман начитались торы,
Как судил им рок.
Полюбил я грустые их взоры
С впадинами щёк.

РПЦ с кремлём сумела слиться
В золоте державной красоты,
Размещая на лощёных лицах
Голубые сладостные рты.

Патриарх идею царства нежит —
Он от нанопыли ноне чист.
Нищетой пенсионеров режут
Под медийный скрепночудный свист.

Тащат Русь по ветряному свею,
Да по буржуазному песку.
Нас ведут с верёвками на шее
Полюбить смертельную тоску.

  • Ответить
  • Новый комментарий
  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
  • Ответить
  • Новый комментарий

  • Свернуть
  • Развернуть
  • Новый комментарий
голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector